XBikeCLUB

з байком по життю

2010 – 28 квітня – 09 травня – Tour de Turkey



Турция…

Страна мечетей и небоскребов
Четырех морей и двух континентов
Высоких гор и скоростных магистралей
Кактусов, пальм и лимонов
Жаркого солнца
Крепкого кофе
И приветливых людей!

Данные по маршруту 

№ дня
Маршрут
Пройденное расстояние
Набор высоты
День 0 (29.04)
Istanbul (Zeyport — Otogar)
10 км
75м
День 1 (30.04)
Göreme — Yesilhisar
70 км
700м
День 2 (01.05)
Yeşilhisar — Niğde — (автобус) — Pozanti
60 км
400м
День 3 (02.05)
Pozanti — Tarsus
128 км
1600м
День 4 (03.05)
Tarsus — Erdemli
70 км
80м
День 5 (04.05)
Erdemli — Kizkalesi
36 км
290м
День 6 (05.05)
Kizkalesi — Silifke
30 км
280м
День 7 (06.05)
Istanbul (Otogar — Port Karaköy)
25 км
130м
 
 
 
 
ИТОГО
 
430 км
3555

 

ТРЕК ПО СТАМБУЛУ



ТРЕК ПО МАРШРУТУ



ВЫСОТНЫЙ ГРАФИК



Вступительный ролик к фильму о походе, все остальное здесь.

План отчета 

Почему Турция? Мифы и тараканы.

28.04. Крах планов. Приключения начались или One way ticket. Теплоход «Герои
Севастополя». Сюрпризы. Начало вояжа.

29.04. Здравствуй, страна алых знамен! У берегов Турциии. Короткое
введение в Стамбул. Автобус Стамбул-Гёреме.

30.04. Старт по маршруту. Пещерный город с современными жителями. Ургюп. Вулкан Эрджияс.
Есилхисарский отель.

1.05. Обезьяны в самолете. Турецкий велосервис. Перевал Арапли
(1400 м). Путешествие в Нигде и самолет из Ниоткуда:) Позанти: дорога в
Пендос.

2.05. Лосий день. Киликийские ворота. Германский мост. Автобан к Тарсусу.
Приключение с ночлегом.

3.05. День славы. Тарсус: римские стены; колодец св. Петра, арка Клеопатры.
Интервью Тарсусской газете. Чем закончился обед на набережной Мерсина. В
поисках домика у моря. Эдермли.

4.05. День «сбычи мечт». Побережье: путь через древность. Пляжный отрыв. Cherepaha и
черепаха. Xbike в Раю.

5.05. Последний рывок. В поисках трех голых женщин. Это пресное Средиземное море.
2 корзинки клубники для команды Xbike’а. Сверху, над Силифке. Автобус
Силифке-Стамбул.

6.05. По-по-по, по Стамбулу, по Стамбулу. Путь к достопримечательностям. В
погоне за немцем. Пароходное. Турецкий базар. Плавучий саркофаг.

7.05. Пароход. Увеселительная программа для капитана.

8.05. Контрасты. Прибытие в Севастополь. Разделение группы. Поезд на Киев.

9.05. Home, sweet home.

 

Немного о «дикой» Турции. Ликбез для
последователей.

1. Религиозность, нормы морали: большие города — маленькие села

2. Турецкая связь и Интернет в частности.

3. Турки и велосипеды. Велоодежда.

4. Блюстители правопорядка..

5. Цены: а поторговаться? Валюта и обменники. Короткий
прейскурант.

6. Транспорт, дороги

7. Еда.

8. Жилье.

9. Особенности транспортировки велосипедов на пароходе и в
турецких автобусах.

  

Почему Турция? Мифы и тараканы

Уже второй год в преддверии майских праздников на нашем велофоруме велись горячие обсуждения похода по Европе. Но так уж сложилось — то кризис, то осознание, что всем могущим и желающим банально могут не дать виз… И как-то, катаясь на коньках, подумали Черепаха, Алексей и Ноктикула: а куда еще можно поехать в мае, чтобы с визами было просто и погода подходящая? Я не знаю, как все зрело и решалось, но вскоре на форуме появилась содранная Алексеем тема с предложением совершить велопоездку в Турцию: конкретным маршрутом и вариантами транспортных решений. А против конкретики не попрешь: надо ехать!

Обсуждались разные варианты путешествия: и с палатками, и в отелях. Наше активное большинство вообще-то не очень любит катать с лишним грузом в виде палаток и провианта, но как найти цивильное жилье в турецкой глубинке? Думали-рядили…Победило желание ездить с меньшим грузом и перспектива высушиться после дождливого дня в цивильном жилье. Хоть найти в сети информацию об отелях (понятно, что и забронировать их) нам не удалось, Черепаха выказал уверенность, что это не проблема.

Лично меня больше всего настораживало несколько моментов.

Ночевки… Я уже представляла, как мы на пальцах объясняем турецкому селянину: «Дайте, пожалуйста попить, а то так есть хочется, что переночевать негде». И картину маслом «Ночевка в турецком кишлаке». Кстати, к последней картине рисовалась еще одна, в пару: группу размещают в одной комнате, а нас, двух девчонок, ведут в другую, потому что Коран запрещает девушкам спать в одной комнате с толпой мужчин. А утром просыпаемся мы с Танюхой: Сирия… и рабство! Сейчас уже смешно вспомнить. А тогда, перед поездкой, наслушавшись о том, как любят турки «наших» женщин и какие строгие мусульманские нравы в центральной Турции, это представлялось вполне реальным:) Впрочем, это не умалило любопытства: центральная Турция? — Отлично! Окунемся в культуру, оценим все на месте — верхом на велосипедах у нас просто нет возможности этого избежать! Древний город Константинополь, горы и античные развалины, субтропическое солнышко и берег Средиземного моря (купаться! Купаться даже если оно ледяное, как вода Днепра в Крещение!) — мысли об этом заглушали все тревожные голоса внутри…«Будут приключения!» — радостно перекрикивало шило (да, то самое, которое…:)).

 

28.04.2010. Крах
планов: Приключения начались или One way ticket

 

Километраж: 2,5 км

Набор высоты: нет данных

А планы были такие…

Добираться с Турцию и обратно было решено пароходом из Севастополя: самолетом с велосипедами летать дорого, а расписание судна «Герои Севастополя» очень красиво вписывалось в планы: 28 апреля утром садимся на паром,
29 прибываем в Стамбул и осматриваем его достопримечательности, вечером садимся в автобус через ночь — и утром 30го числа старт по маршруту. Для отдыха на побережье, осмотра дополнительных достопримечательностей и непредвиденных ситуаций было заложено 2 дня. Сесть на пароход в Севастополь мы должны были 8 и вернуться в Киев 11 мая утром. Планы…

Киевский поезд прибыл в Севастополь точно по расписанию. Мы, не мешкая, собрали велосипеды и поехали к причалу: администрация теплохода просила нас показаться к 8 утра и внести оставшуюся сумму за билеты. Билеты туда и обратно Алексей забронировал еще в марте: правда, залог попросили оплатить только на билеты туда: «Билеты обратно, — пояснили ему, — выкупаются уже при посадке на теплоход в Стамбуле».

Приехали мы около 7 утра и еще около часа мы грелись на теплом крымском солнышке, дожидаясь администрации и глядя на наше судно.

 

 

Когда появилась девушка-администратор, Алексей проследовал за ее зовом, и вернулся к нам с потрясающей информацией: следующего рейса, на котором мы должны были возвращаться, не будет! Администраторша, нарочито округлив глаза, утверждала, что она и не обещала нам, что мы сможем вернуться на «Героях Севастополя» 10 мая. Таким образом оказалось, что мы забронировали билеты только в одну сторону! И тут началось… Алексей заявил, что едет в любом случае. Скиф всерьез подумывал отказаться от поездки: ехать в мусульманское государство без обратных билетов казалось опрометчивым. Джан напевал песенку «One way ticket, one way ticket…». Я была расстроена ехать, но на всякий случай позвонила мужу посоветоваться — мне было сказано: «В Турцию!!!». SKIF: Я то подумывал, но одна моя половина кричала, что я сошел с ума, а вторая шептала, вперед! Я и сам интуитивно ощущал, что все будет хорошо и вернемся мы благополучно… хоть и не без приключений.

Дальше Леха повис на телефоне в поисках других пароходов обратно. Варианты были. Но самые подходящие сводились к тому, что из Стамбула мы могли уплыть на 2 дня раньше изначально запланированного времени, то есть время на прохождение маршрута сократилось.

«Приключения начались еще раньше, чем их ждали» — подумала я, грузясь на пароход. Кстати, отправился последний только в 1300 вместо расчетных 10-00.

Причиной задержки стала особая тщательность украинских таможенников при осмотре судна: а вдруг капитан мусульманам контрабандное сало везет? Нас они тоже досмотрели на выбор, но с пристрастием: у кого деньги попросили пересчитать, проверяя соответствие задекларированной сумме, кого собакой нюхали. Леху попросили снять седло, проверяя: а вдруг в подселельном штыре у него доппинговые препараты. Судя по тому, как Леха потом передвигался на веле в Турции — не там искали;)

На нашу группу причиталось 3 трехместные каюты. Одну мы должны были делить с кем-то левым.

«Левым» хотелось взять еще одного велосипедиста, который тоже отправлялся в велопоход по Турции: планировалось путешествие 4 категории сложности и, кстати, в том же районе, в котором пролегал и наш маршрут. Большая часть группы Антона летела самолетом, а он решил добраться в Турцию паромом.

Но нас слезно попросили, чтобы мы с Таней взяли к себе девушку, так как ей не хочется ехать в каюте с мужчинами. Грузились на судно последними. Велосипеды загнали в железный контейнер и надежно закрепили. Когда я зашла в каюту, то сквозь сиреневый туман проступили очертания нежного создания лет этак 55 с сигаретой в зубах. В течение всего вояжа «девушка» хрипловатым голосом умудрилась одновременно: 1) не переставая, брутально качать свои права и всячески убеждать, что мы с Таней доставляем ей неудобство, поскольку она привыкла путешествовать в Турцию в каюте сама; 2) быть довольно миролюбивой и общительной, делясь своими познаниями о Турции, политическими взглядами и особенностями личной жизни. Колоритная личность.

На пароходе мы клубом быстро нашли себе самую уютную кают-компанию: пятачок в 4 м2 на самом носу судна. Тут мы загорали, фотографировались, перестраивали маршрут (согласно с новыми временными рамками), смотрели на дельфинов и дожидались волшебных слов «Вторая смена приглашается к обеду!». Если кто-то и забредал к нашему лежбищу, то быстро соображал, что он чужой на этом празднике жизни. Вечером мы тут наблюдали закат солнца и восход круглой, как мяч, луны. Женя провел короткий астрономический ликбез.

SKIF: Более того, все восемь участников похода впервые вышли в открытое море, чему, лично я, был несказанно рад. А самое главное никого не стошнило, по крайней мере я об этом не знаю. Первые пару часов ощущалась качка, но потом все перестали ее замечать.

 


 

 

29.04. Здравствуй,
страна алых знамен!

 

Километраж: 10 км

Набор высоты: 75 м

Утром стало понятно, что чуда не будет: 3-часовое опоздание на старте дает опоздание на финише, а это значит, что время на осмотр древнего города Стамбула стремительно сокращается. Оптимизма в этом вопросе не добавило и известие, что нам придется пару часов постоять у входа в Босфор, поскольку ныне пролив закрыт для входа судов по каким-то неожиданным причинам.

SKIF: Еще раз хочу сказать о качке. Дело в том, что когда мы стояли у входа в Босфор, двигатель судна был остановлен и корабль начал дрейфовать. Вот тут и началось, как же его стало качать, при чем в разные стороны… порою было ощущение, что вот вот и прощай завтрак. Мало того, совсем скоро в громкоговорителе зазвучало: «Вторая смена приглашается на обед»… мда…что вам сказать. Но все с достоинством выдержали сие занятие.

 

 

Когда нас впустили в пролив, нам открылись чудесные берега, на которых то тут, то там были видны алые флаги Турции с луной и звездочкой. К нам на большой скорости пришвартовался катерок: доставили местного лоцмана, чтобы провести корабль через пролив.

 

 

Покидать палубу не хотелось ни на минуту: чтобы не пропустить очередной вид. Константинополь с воды выглядел завораживающе: подвесные мосты и древние крепости, мусульманские и христианские строения, утопающие в пышной зелени и буйном цветении. Какой же огромный этот город!

 

 

Выгрузились и получили визы без приключений. Правда, уже около 18 часов вместо ожидаемых 14-00: времени сегодня чтобы посмотреть город не оставалось. И еще после выгрузки Скиф понял, что не зря я просила на форуме не оставлять нас с Таней в общественных местах без присмотра: «Местные турки так таращились на тебя, когда ты цепляла вещи на байк!». Я, конечно, в суматохе никаких турков вокруг особо не замечала. Но приятно было то, что теперь у меня есть личный телохранитель: Скиф ответственный и надежный: меня в обиду туркам не даст! SKIF: Да они не просто таращились, а съедали глазами… откровенно со стороны так забавно было смотреть на их лица… умора:))) А вообще, мы нашу прекрасную половину группы одних старались не оставлять, мало ли что.

Завтра старт по маршруту, потому ноги в руки — и на автовокзал за билетами. Я заранее внесла в IGo точку Otogar и просчитала маршрут от порта. Получилось всего-то 8 км. Но легко планируется — не так делается. Кто ж знал, что там такие безумные дороги и трафик? Я думала город старый, улочки узкие в центре… Где там! GPS, хоть и был настроен на режим «велосипед», вывел нас прямёхонько на трассы в 5-6 полос, и продолжал вести через многоуровневые развязки. В одном месте мы взяли не то «прямо», которое нам предлагало устройство — и прошуровали еще с километр, чтобы выбраться к людям от машин. Нам вслед гудели, а я все боялась, что нас остановит полиция и скажет, что тут на велах нельзя. Группа за мной ругалась. В основном, на GPS: но что с него возьмешь? Карты Стамбула все равно нет, да и не факт, что с ней было бы проще и бстрее. Пришлось подойти к маршруту интеллектуальнее: просмотрев немного наперед развязки, я поняла, что проще перейти по пешеходным переходам, чем ездить в таком движении. Долго ли коротко ли, но добрались мы до автовокзала, намотав всего лишь 2 лишних километра сверху обещанных 8. SKIF: Честно говоря, я даже был рад, что не я рулю процессом и в этот раз не на мне лежит сей груз ответственности. Потому что, то как мы ехали по Стамбулу, даже вспоминать не хочется. Я наблюдал за всем со стороны: как Снежинка и Леха, склонившись над приборами, активно нажимали на их клавиши, как будто они ведут судно по Босфору, а все претензии с хвоста группы, типа «… да сколько можно останавливаться?! Поехали уже!» — воспринимались в штыки. Как я их понимаю:)))

 

 

Тут Антон, парень из другой группы, поехал искать «своих», а мы запустили гонцов провентилировать билетный вопрос. И пока их ждали, турки толпами подваливали с предложениями о перевозках. В Интернете Алексей узнал, что билет в Невшехир стоит около 60 лир. Но у нас в группе оказался такой незаменимый человек, как Сашка Черепаха. Это мы поняли в первый раз уже тогда, когда нам удалось взять билеты до Гёреме (чуть дальше Невшехира, ближе к старту маршрута) за 40 лир с носа.

Погрузились в автобус без приключений. Автобус был полностью загружен и шел через ночь. У нас оказались места в самом хвосте салона. Сидевшие рядом 2 девушки на английском поинтересовались у меня со Скифом, не из Германии ли мы. Мы оказались из Украины. А они — из Канады.

Через проход напротив наших со Скифом сидений разместились туристы из Японии, а за ними сидел Женя с Лешей. Вот уж кто запомнит этот автобус Стамбул-Гёреме — так это японцы! Через пару минут после начала движения Леша кашлянул (захлебнулся воздухом?). Все трое восточных гостей тут же натянули марлевые повязки. SKIF: Если кто уже забыл, я в поход шел совсем простуженным, у меня болело горло и постоянно был кашель. Потому когда сели в автобус, я сильно раскашлялся, вот с перепугу японцы (или китайцы, фиг их поймешь) и понатягивали маски. Бедные, как мне их жаль, в автобусе и так дышать было не чем, а тут еще и через маску дыши. Кстати, на фото ниже я специально запечатлел это чудо в маске:))))

Тиха ночь в автобусе. Но где-то посреди Турции Женя вдруг ясно осознал, что ноги ему мешают спать, когда они на полу. Ну и умостил их на переднее сидение, чуть выше свисающей во сне головки японской девушки. Накативший глубокий сон тут же подтвердил Женины догадки: всему виной были ноги. Сон прервался, судя по интонациям говорившей, нежным шепотом японского мата: нога решила, что ей гораздо удобнее лежать чуть ниже, в аккурат на голове у дочери Востока. Ясное дело, Женя сделал вид, что богатырский сон не прервешь нежными японскими
нашептываниями:)

Близилось утро…

 

 

30.04. Старт по
маршруту

 Километраж: 70 км

Набор высоты: 700 м

 А утро было солнечным. Солнечным, вопреки всем прогнозам погоды, изученным нами непосредственно перед выездом из Киева. Прочилось, что в Каппадокии и Киликии в ближайшие 4 дня небесная канцелярия будет нас щедро поливать прохладными ливнями. Вдохновленные такими обещаниями, мы набрали с собой средств предохранения от нежелательных последствий беспорядочных связей с дождями: мембранки, ветровки, бахилы и полиэтиленовые плащи, противотемпературные таблетки и запасную теплую одежду.

Гёреме раскинулся в долине, утопленной в каменистом плоскогорье. Весь автобус прилип к стеклам: в розовом свете утренних лучей нам открылись космические пейзажи. Пространство было усеяно высоченными каменными колпаками, в которых были прорезаны сотни ходов, до самых верхушек. И в этих колпаках, как хоббичьи норы в холмах Шира, ютились многоэтажные человеческие жилища. Ходам этим сотни и тысячи лет, а каменным колпакам — сотни тысяч. Впрочем, живущие в них люди вполне похожи на современных турок: на веревочках сушится белье, на окнах стекла, а во дворе — совершенно традиционные домашние животные.

 

 

Использование каменных глыб в качестве жилищ с давних времен было обусловлено многими факторами, особенно тем, что деревьев в этой местности катастрофически мало.

Выгрузились на автовокзале и решили немного прокатиться по городу, прежде чем направиться в музей под открытым небом. Было решено сначала усладить глаза, а потом уже желудок: завтрак предполагался уже после музея, так как сутра в автобусе уже было поглощено некое число стамбульских булочек.

Вход в музей стоил 15 лир. По-нашему это где-то 77 грн. Заходить на его территорию захотели не все: тут везде вокруг пещерный город — и платить не надо. Музей представлял собой пещеры с древними христианскими храмами и скальными росписями. Если честно, то подлинность некоторых росписей вызывала у меня сомнения. Но как бы там ни было, вокруг было симпатично.

 

 

На выходе находился небольшой базарчик, а у его входа шло шоу: продавец мороженого всячески жонглировал мороженной массой, насаженной на специально обученную палку. Черепаха, стоя у входа за оградой, всячески рекомендовал заказать у дяденьки шоу — попросту купить это мороженое — представление того стоит. Я поддалась. Шоу действительно оказалось интересным. Впрочем, как и мороженое — оно не такое, как у нас, я тягучее, как будто с карамелью. Леха назвал его «резиновым».

SKIF: Ага, мы его в течении всего похода потом употребляли т. к., оказалось, оно у них продается в каждом городе, мороженное супер, жаль что у нас такого нет.

Поскольку удобоваримых по ценам кафе возле музея не было, было решено проехать и поискать дальше. На крутом подъеме по брусчатке мы встретили коллег — пару пожилых швейцарцев на велосипедах. Было приятно. По дороге мы активно фотографировались, останавливаясь в красивых местах с видами на «лунные» пейзажи Каппадокии.

 

 

Незаметно мы докатили до Ургюпа — тут было решено совершить завтрак, плавно переходящий в обед. На центральной площади была колонна с часами. Как и множество мигающих желтым предупреждающих светофорчиков на трассе, эти часы работали от солнечной батареи.

 

 

Мы разменяли еще немного денег и умостились в уютном домашнем кафе. Хозяйка принесла нам огромные порции еды в глиняных горшочках, название еды звучало поэтично — тандыр. Они, тандыры, были разные — от очень мясных до очень вегатарианских.

Огромные порции — это традиция турецкой кухни. Равно как и чай, которым встречают и провожают… впрочем, можно долго рассказывать об особенностях турецкой кухни, но об этом отдельно и чуть позже. Было очень вкусно, и мы отметились в книге отзывов, которая представляла собой исписанные на разных языках столовые салфетки и размещалась частично на стене, частично — под стеклом столешницы.

 

После плотного обеда ехалось лениво. Турки всячески приветствовали нас: водители сигналили гудками, пешие жители кричали «Merhaba!» («Привет!»). Одна мамочка с турчонком на руках прокричала «Guten Abend!». С чего она взяла, что мы немцы? Уже не первая, кстати.

Дорога между селами, вопреки позитивным ожиданиям, оказалось раздолбанной. И то, что вскоре Джан уже клеился, пришлось списать на дорогу, а не на лень крутить педали после плотного обеда. А потом, через 100 м, он клеился еще раз.

 

 

Пока длился сей процесс, с нами пытался завязать общение пожилой селянин с тачанкой. Он, разумеется, тоже решил, что мы — немцы. Тем более, что знал он только турецкий и немецкий, пытаясь использовать последний в общении с нами. Пришлось применить все свои знания немецкого, чтобы объяснить, что мы украинцы и немецкий наш
«sehr schlecht».

Еще пара часов — и группа была на перевале, с которого открылся чудесный вид на вулкан Эрджияс и соленое озеро у дороги. Молодая пара турков остановила свою машину, едва завидев нас, и подошла поздороваться.

 

 

На захватывающем спуске в долину я едва успела вписаться в поворот. Впрочем, не я одна запомнила тот поворот — Джан опять прокололся, уже насквозь: от покрышки до обода (талант не пропьешь!). Но об этом остальные 6 человек (кроме Жени, который видел произошедшее) узнали уже позднее, когда остановились у выезда на трассу Кайсери-Нигде. 

По дороге лосий состав нашей группы (Алексей и Черепаха) ломанулись вперед, на поиски ночлега в Есилхисаре. А остальные ехали в своем темпе. Вскоре случилась еще одна поломка: у Скифа лопнула спица: снял, решив устранять поломку уже на ночевке. Перед самим Ешильхисаром нас-таки догнал небольшой дождик, но ночевка была близко, и мы сделали вид, что не заметили его.

Пока мы докатывали, Черепаха и Алексей успели найти жилище на эту ночь, и даже сторговаться за 10 лир с носа. Жилище представляло собой плохонький отельчик, в котором, тем не менее, нас встретили чаем. Мы были единственными клиентами этого заведения, и по всему казалось, что гости тут бывают редко. Постель, похоже, использовалась как стационарная, без стирки. По крайней мере, спать мы не рискнули в одном белье. Даже баффы на голову понатягивали.:) Но это ночью, а пока все приняли душ и были готовы к знакомству с городком, а особенно — с его продуктовыми лавками.

Вот тут-то и началась шоу-программа «цирк пантомима» в исполнении xbike!

В кафешке, которую нам порекомендовали ребята из отеля как такую, где можно покушать, на наши размахивания руками и мычания, которые означали: «мы хотим покушать, дайте пожалуйста меню», нам ответили, что «меню йок» (то есть нету как класса). И еще на турецком пробулькали то, что было бы написано в меню, которого нет как класса, если бы оно было. Мы решили, что лучше мы попытаем удачу в булочной лавке.

В булочной лавке мы тоже тыкали пальцами и мычали. Впрочем, тут Таня с Виталиком всех научили волшебной фразе «кач пара», что означало «почем опиум для народа?». Так что у нас была чудесная возможность продемонстрировать свои глубокие познания продавщице. На радостях, скупили половину ассортимента магазина: сдобу и медовые сладости разных сортов. Цены, конечно, просили продемонстрировать ручками.

Вдохновленные сим опытом, мы тут же пошли бомбить соседние лавки, где куплены были всякие воды, айраны и прочие явства. Конечным аккордом стала фруктовая палатка, в которой мы уже даже торговались. Впрочем, цены на фрукты там и без того просто смешные, по нашим меркам. Лично я от жадности купила целый килограмм клубники
за 2 лиры (где-то 10 грн).

SKIF: А я купил чуть больше килограмма апельсинов… всего на наши около 5 грн. Мы потом со Снежинкой их вместе и
затоптали.

После всех закупок настроение поднялось, и все пошли в другую местную кафеху кушать. Там тоже меню было «йок», но это почему-то уже не останавливало. Когда трапеза была закончена, веселый турецкий дядька принес бутылочку с какой-то жидкостью, и, улыбаясь, показал, чтобы я ему ладошки подставила. Я даже сообразить не успела, как у меня были полные пригоршни этого средства с запахом тройного одеколона. Остальные, быстро сориентировавшись, отказались показывать дяде ладошки. Руки пахли Советским Союзом до утра. Позже мы узнали, что подобные этому средства в Турции широко используются для дезинфекции рук перед и обезжиривания после еды.

Уже в номере у Скифа традиционно потекли сладости. Традиционно — потому что в разных походах в разное время он вычерпывал из вещей мед, потекший шоколад. Теперь на его штанах оказался медовый сок из пахлавы.

SKIF: Я бы не был собой просто, если бы что-то не потекло. Бедные штаны, я их потом застирывал, потом снова в чем-то вымазывал… в итоге к концу похода они имели такой вид, что как будто я только что вылез из подземелья.

Скифу надо было вставить спицу, а не хватало какого-то инструмента.

SKIF: Все на самом деле было просто, нам необходимо было снять звезды, а для этого нужен был хлыст (кто знает — поймет). Но оно просто, когда все инструменты в наличии, а руками открутить звезды.. хм…

Леха со Скифом решили встать чуть раньше остальных — в 8 утра — чтобы пойти в местный веломагазин, который мы видели неподалеку: авось там с инструментом погуще.

Завели будильники, натянули на головы баффы — и самоотверженно отдались в лапы заслуженному сну.

 

1.05.
Обезьяны в самолете

 Километраж: 60 км

Набор высоты: 400 м

 Первое, что я услышала утром 1го мая в турецкой глубинке — это был голос муллы, поющего на турецком языке в микрофон минарета «Господу помоооооолимся!». А вторым, гораздо позже, был голос Эпикура, который нежно будил Скифа, чтобы тот собирался в веломастерскую. Через пару минут — уже не столь нежный голос Скифа в ответный
адрес: он-таки встал и даже начал собираться, когда понял, что его разбудили ровно на час раньше запланированного времени — Эпикур ошибся с будильником. Что было дальше, я не слушала — завернулась в одеяло с головой: пусть себе воркуют без свидетелей.

SKIF: А дальше было высказано Эпикуру все, что я думаю о нем и его часах!:)))

Скиф и Леха таки пошли в веломагазин. Хозяин сходу напоил ребят чаем. И в мастерской был необходимый инструмент — хлыст. Вот только турок им пользоваться толком не умел: крутил-вертел, а звезды не поддаются. Расстроился и вышел на улицу перекурить. Ребята тем временем, беспокоясь за сохранность велосипеда, быстренько сами звезды и сняли. Оказалось, что у Скифа вообще несколько спиц было подбито спавшей когда-то в незапамятные времена цепью: все их было бы неплохо поменять. Но запасная спица у него была только одна, а в магазине подходящих по размеру спиц не было. Потому заменили только лопнувшую, все собрались — и в путь.

SKIF: Нет, я однозначно торчу от Турции! Мы пришли, а мастерская закрыта, ну все думаю, поеду без заднего тормоза. Но не тут-то было. Турок, с магазина на против, увидев наши расстроенные лица, тут же позвонил веломастеру, что-то ему сказал и жестами показал, что мол ща все будет в ажуре. Кроме того, после всего прочего нас посадили пить чай, веломастер, его помощник, я с Алексеем, потом пришел какой-то чел в костюме и еще народу подвалило. Мы с Лехой сидим и понимаем, что этому конца не будет, а у нас-то дорога! В общем, культурно постарались объяснить, что надо ехать, сделали напоследок фото и отправились в мотель. Ну где еще в веломастерской вас напоят чаем?! — В Турции!:)

 

 

Сегодня нам предстояло добраться до автовокзала в городе Нигде. Изначально мы не планировали ехать в «Никуда», но, потеряв из-за отмены обратного паромного рейса 2 дня, было решено сократить наименее привлекательный кусок маршрута автобусом, а автобусы ходили из Нигде.

Леха с Черепахой поползли по-черепашьи, так что скоро их очертания стали мелькать впереди точками, норовящими мимикрировать в сходящиеся на горизонте линии краев асфальта. Остальные тоже пытались ехать. Мне с утра 23-25 км/ч давались тяжко: видать, это моему баулу понравилось в Ешильхисаре, и он вовсю тянул нас с велосипедом назад. Мы сопротивлялись, как могли. Но и баул тоже.

Вскоре начался подъем на перевал Арапли (1400 м), и к первомайскому протесту моего баула присоединились сумки Тани и Жени. А где-то впереди, как легкие лани, ехали Черепаха и Алексей. И вдруг моему взору открылась картина: у самого поворота лидеры зацепились за поравнявшийся с ними трактор — и дальше поехали брать перевал на «лифте».

Конечно, это не могло не вызвать эмоций в едущих внизу и умывающихся пОтом. Впрочем, я решила, что лучше быть живой и здоровой, но в поту, чем сухой и в бинтах (или, еще хуже, цветах). Женя же рассудил иначе — это я поняла, когда, отслеживая в зеркальце заднего вида передвижение группы, я заметила, что он цепляется за очередной «лифт». Все произошло в считанные секунды: Женя зацепился, его тут же стало водить из стороны в сторону, и через мгновение он уже лежал под велосипедом, а тягач, как ни в чем ни бывало, продолжил путь.

Я испугалась, но видя, что Женя шевелится, мне стало легче. Через пару мгновений к нему подъехали Таня и Джан. Женя выстегнулся из контактов, поднялся, и стал ходить. Как он сам сказал, когда мы уже были на Арапли, его здорово спас шлем, которым он и приложился к асфальту. В общем, уроки усвоены.

Дальше был спуск, долина и ветер в спину — сплошное удовольствие!

К этому времени мы уже привыкли к приветствиям в наш адрес автомобильными клаксонами, к детям, прилипающим к стеклам носами и к приветливым жителям Турции у дорог (merhaba-merhaba!). В качестве рефлексии, рука уже сама поднималась вверх и махала, как только слышались автосигналы: на подъеме на перевал навык укрепился окончательно. У этого навыка был только один побочный эффект — как-то само-собой получалось чертыхаться себе под нос одновременно с подъемом руки, когда надо было посильнее придавить на педали в горку или на сложных участках пути.

Перед Нигде был чудесный спуск, который закончился для нас автовокзалом. Разумеется, тут мы тоже вызвали всеобщий интерес. Детишки бегали посмотреть на наши велокомпьютеры и зеркала на шлемах, взрослые просто втихаря таращились и ходили мимо — как бы невзначай.

 

 

Наш автобус скоро отправлялся. С виду он ничем особо не отличался от того, которым мы ехали в Гёреме. Мы спокойно погрузили велосипеды и заняли места. Как-то так сложилось, что они опять были в хвосте. Но мы сели и обалдели: в передние сидения были встроены компактные экраны. Видя наш интерес, стюардесса подошла и выдала нам наушники. Чудо-экранчики показывали какие-то турецкие программы, но самым любопытными для меня были опция вывода на экран данных о нашем местонахождении на карте и скорости движения и опция вывода на экран панорамы с лобового стекла. Автобус тут же окрестили «самолетом».

 

 

Мы так увлеченно изучали эти экранчики с кнопочками, что на фоне всеобщего внимания к нам на автовокзале вдруг явно ощутили себя эдакими обезьянами для турков: цирк на колесах.

Стрелочка на карте экрана бежала вперед, и долина с каймой лысых гор постепенно сменилась горами, на которых уже росли деревья. Автобус дорожной лентой нанизывал туннели, то ныряя в полосы ливней, то выезжая на абсолютно сухие участки: сбывались прогнозы погоды.

 

 

Выгрузившись в горном городке Позанти, мы тут же принялись искать отель. Сначала нашли один, у трассы. Но Эпикур отказался от идеи там заночевать: хотелось подальше от автострады с ее фурами и трафиком. По Лехиным данным, тут должен был быть еще какой-то отель в самом городе. Город же находился через железнодорожные пути от трассы.

Мы практически сразу оказались на городской площади, от которой шла главная улица. Тут тоже с нашим появлением начался заметный шорох: турецкие пешеходы оборачивались нам вслед, дети на ломаном английском спрашивали «Вот из йо нейм?», а кто по счастливому стечению обстоятельств был верхом на каком-нибудь турецком Ардисе — обязательно пытался покататься с нами наперегонки. А мы и не спешили: стали расспрашивать про гостиницу. Нет, не ту, которая на трассе. Нам, ткнули пальцем в какую-то улочку, не переставая разглядывать наших ребят в велоформе: не каждый день увидишь мужчину в таких одеяниях. Мы надавили на педали, пытаясь оторваться от очередной оравы детишек, бегущей за нами. Улочка поворачивала вправо, после чего шла резко вверх. Поднявшись метров 500, мы поняли, что не так все просто, как казалось: отеля было не видать. Потому отправили вверх в качестве отелеискателей Черепаху с Лехой и Джаном. Пока мы стояли, нас снова окружила детвора. Из соседних окон только что не вываливались турчанки с пупсами на руках, пытаясь глянуть на чудо. Детишки что-то нам говорили на турецком — и тут же хохотали. Некоторые убегали куда-то в заросли домов, чтобы вернуться к нам уже на велосипеде: да, они тоже велобайкеры! Выходили к нам и взрослые турки — но ни мы их речь, ни они нашу особо не понимали. Так простояли мы минут 10–15, когда вернулись наши гонцы. Как оказалось, гостиница, имя коей было Пендос, находилась на самой вершине горы, на которую, разумеется, никто въезжать не собирался. А само название Пендос с
этого момента стало у нас нарицательным…

В результате, мы все-таки сняли номера в третьей гостинице, но все равно у дороги. Впрочем, окна номеров выходили в сторону гор и города. Тут даже топили батареи, что было кстати: на подъезде мы-таки слегка подмокли под ливенем,
который потом перешел в сильный и долгий дождь. Да и постираться уже не мешало. А на батареях хорошо сушиться. Правда, балкон пришлось открыть. Вид, открывающийся с балкона, был потрясающим.

 

 

За ужином велись горячие дискуссии: завтра нам ехать приличный кусок по грунтовой дороге в ущелье. Зовется дорога эта Киликийскими воротами.

Среди нас были скептики, которые, косясь на дождевую стену за окном, предполагали, что удовольствие под дождем в диком ущелье без асфальта мы получим сомнительное. Леха, как организатор, убеждал в том, что дорога там хорошая — каменистая. И не раскиснет от сегодняшних дождей. Я была уверена, что сунусь в это ущелье даже в стене воды. Джан же высказал наблюдение, что дождь, как правило, начинается не с самого раннего утра. Так это или нет, но на всякий случай было принято всеобщее решение выйти на маршрут в 8 утра.

 

 

Тем временем дождь закончился, и мы решили прогуляться по городку, а заодно купить всякого провианта на завтра. Позанти оказался очень уютным местечком, утопающим в пышной зелени. Главная его улица была усеяна частными магазинами и лавками, которые работали допоздна. И пока большинство снабжало лавки и кофейни новой партией лир, Женя полетел в местный Интернет-клуб написать весточку на родину. Надо сказать, что это на самом деле не так просто в Турции: не смотря на то, что в любом захолустье есть 3G Интернет, мусульмане строго банят рунет — видать, из-за неприличных баннеров. А с ним — и почтовые ящики. Лично мне так и не удалось в Турции зайти ни на один из своих ящиков — ни жмейловский, ни укрнетовский. А гугл у них открывается только свой, турецкий (его адрес подсказали любопытные к толпе туристов аборигены). Никакой переадресации с google. com нет — он просто не открывается.

Последнее, что я слышала, проваливаясь в сон — это дикий грохот совсем рядом: это электричка.

 

2.05. Лосий
день (или «Нормальные герои всегда идут в обход»)

 Километраж: 128 км

Набор высоты: 1600 м

 Чтоб вы и не сомневались: каждый новый день в Турции начинался для меня с восходом с турецкого протяжно-переливистого «Господу помооооолимся!». Но я это заподозрила только с сегодняшним подъемом. В подтверждение тому, что-таки пора вставать, тут же прогрохотала электричка, и сработал будильник у Скифа. Так начался самый длительный день нашего путешествия. Но мы об этом еще даже не подозревали.

За окном, съедая остатки облаков между гор, расползался солнечный день. И, хоть надо было поторопиться со сборами, я не смогла отказать себе в удовольствии постоять на огромном балконе и полюбоваться видами.

 

 

Мы быстро проглотили завтрак, причитающийся нам по праву поселения в этом отеле, и взяли курс на с. Белемендик, с которого и идет дорога к Киликийским воротам. На часах было 7:30 утра.

 

 

Киликийские ворота (тур. Külek Bogazi) — узкий проход, который тысячи лет был единственным путем через Тавр, соединяющим Анатолийское плоскогорье с приморской низменностью Чукурова. Сейчас автомагистраль к побережью проходит в другом месте. Еще в античные времена про Киликийские Ворота было сказано так: «Это узкий проход длиной в 20 стадий (около 3,5 км), замкнутый по обеим сторонам высокими и крутыми горами. С той и с другой стороны с гор к дороге спускается стена, и на ее стыке построены ворота». И еще, из описаний походов А. Македонского: «Дорога была узкой, едва давала возможность идти по ней только четырем воинам в ряд; гора нависала над дорогой, не только узкой, но и обрывистой, а также часто пересекаемой потоками, текущими с гор».

Планировалось, что мы пройдем по ущелью, и оттуда сразу возьмем курс на Тарсус. Ориентировочно, маршрут сегодняшнего дня должен был составить 70 км — точно посчитать было трудно, потому как по карте было непонятно, где именно выход на асфальт из ущелья.

Как только мы съехали на дорогу, ведущую к Белемендику, стало наростать ощущение, что мы в раю для велопутешественников. Асфальт с легким уклоном вел нас вниз, вдоль горной речушки. Машин практически не было, и мы ехали, как хотели. Вокруг, нежно обнятые розовым утром, благоухали хвойные деревья и возвышались еще заснеженные пики горных вершин.

 

 

Дорога показала нам место добычи щебня, и плавно стала превращаться в мелкокаменистую грунтовку. Дважды вильнув по ней через железнодорожные пути, мы увидели пару домиков. Не останавливаясь, змейка нашего пути сбросила каменистую чешую, обнажив глинистую поверхность с большими лужами…

Через 50 м все стали. Прочно. Колеса, намотав на себя глину с камнями, перестали проворачиваться, жестко застряв между тормозами, щитками… у кого между чем. Да и наша обувь стала весить на несколько кг больше. Дежавю! Ровно год назад (день в день!) мы точно так же намертво стали в Крыму, на подъеме к Чайному домику. Только тогда нас еще поливало из холодного небесного душа. Отковыряв из всех мыслимых и немыслимых мест глину, и продолжив путь, мы обнаружили, что дальше идет вполне нормальная дорога. И мы вполне могли избежать чистки, если бы пронесли эти 50 м велосипеды на себе. «Знал бы прикуп…», как говорится.

 

 

Горы вокруг нас сдвинулись, а снова каменистая дорога продолжала еле заметно бежать вниз. «Это и есть проход Киликийские ворота», — догадались мы.

 

Словами эту красоту и запахи, свежесть воздуха передать сложно. На каждом повороте непременно хотелось стать и фотографировать, смотреть, наслаждаться этим «здесь и сейчас».

Наш вчерашний скептик, успел уже 10 раз взять свои слова обратно: Киликийские ворота стоят того, чтобы ехать в Турцию.

Постепенно речка убежала вниз, и теперь дорога шла над обрывом, местами прячась в нависающие над ней скалы. Иногда встречались оползни, которые приходилось переходить пешком. А иногда, глядя на изгиб пути перед собой, казалось, что там дорога обвалилась, что проход возможен только прилипая спиной к скальной стене над бездной. На поверку, оказывалось, что это все оптический обман.

 

 

За каменной аркой, действительно напоминающей ворота, начался подъем. Сначала медленный, позволяющий ехать в седле. Но вскоре мы уже поднимались, упираясь в руль зубами. Впрочем, пейзажи все равно продолжали радовать. Кроме того, местами проступили остатки давней римской дороги — чуть выше той, по которой мы шли сейчас.

 

 

Где-то через 1 км такой «пихачки» нам встретились пешие туристы налегке, что могло означать только то, что скоро подъем закончится и мы выйдем из ущелья.

 

 

На привале у водопада мы провели легкую гидротерапию, направленную на удаление потового покрытия с легкодоступных участков тела. Впрочем, Джан провел ее и на прочих участках: попросту говоря, искупался. Причем, вместе со своим белым конем, дабы отчистить его от киликийских целебных грязей. И стал аки прЫнц.:)

Вдохновленный Киликийскими воротами, Леха вспомнил про Германский мост невиданной красы, который упоминал вчера вечером. Германский мост в маршруте запланирован не был, да и где он находился — тоже точно было неведомо. «Где-то возле с. Буцак», — такими были координаты, наиболее точно описывающие местоположение этого «моста мостов». «Я, если увижу Германский мост, — заискивал Леха, — готов все оставшееся время маршрута ехать замыкающим!». И, поскольку не все сходу поняли, что никакой Германский мост изначально в маршруте не планировался, мы взяли курс на него.

Уже можно было ехать верхом на веле, хоть дорога теперь напоминала качели: «вверх-вниз», то и дело уходила в пляс поворотами на безлесой вершине горы.

В первом же селе Кушджулар начали расспрашивать про мост. Но селянин нас не понял, а название моста на турецком нам было неведомо. Тут Леха ткнул пальцем в уходящую на развилке дорогу через гору, сообщив, что Германский мост где-то там. Но, согласно Лехиному GPS, эта дорога через гору упиралась в тупик уже в следующем
селении. Так что, увлекаемые красивым асфальтовым спуском, через мгновение мы уже неслись навстречу Лешиной мечте по второму пути.

В поселке Эминлик, мы скупались перекусом и колой (Черепаха назвал ее «бензинчиком» — она неплохой энергетик в велопоездках). У местных жителей, вооружившись картой, спросили куда ехать и далеко ли. Тут народ оказался более продвинутым: чтобы понять, что за «bridge» нам нужен, вооружились айфоном. Чудо прогресса подсказало им, что мы ищем «köprü», а нам — кодовое слово, которое надо спрашивать у турков, чтобы найти мост.

Нам показали два возможных пути. Один требовал от нас подняться по спуску, по которому мы только что спускались со свистом в ушах, и искать дорогу через холмы. У Лехи в GPS этот вариант был показан, как тупиковый, да и ползти вверх не сильно-то хотелось. Расспросив про второй вариант пути через с. Буцак, мы узнали, что этим путем до моста всего-то 5 км.

В селении Чокак спуск закончился, и дорога пошла вдоль горы. Обычно такие дороги славятся тем, что постоянно идут то вверх, то вниз. Эта была не исключением.

Внизу открылась долина, где цвели цветы и дозревала пшеница. Это было так необычно: ведь только начало мая!

 

 

На очередном подъеме у Скифа лопнула еще одна спица. Сняв ее, дальше он ехал с «восьмеркой» на заднем колесе и, соответственно, без заднего тормоза.

 

 

Тем временем, из обещанных пяти километров мы проехали уже с десяток, а мостом и не пахло. Я не унывала, потому что природа, солнышко, виды — очень радовали. На одной из обочин обнаружила небольшой кактус. Обрадовалась ему, как родному: кактусы-то в дикой природе я еще не видела! Впрочем, вскоре можно было уже лицезреть эти растения размером с небольшую яблоню: они ласково прижимались друг к другу, создавая собой настоящие непроходимые заборы.

 

 

Добравшись, наконец, в Бучак, где была железнодорожная станция (хороший знак, ведь мост-то тоже железнодорожный!) мы были сориентированы, что чудо германского мостостроения находится всего через пару холмов по дороге, еще в двух километрах. Через тройку холмов и 4 км мостом и не пахло. Мы все никак не могли сосчитать, какая же длина одного турецкого километра в системе Си.

Тут Джан сказал, что не очень-то и хотелось смотреть на этот мост: дальше он не едет. Если кому охота гоняться за призрачным сооружением, то он не против: будет ждать всех на этом месте. Explorer: то ли интуиция, то ли опыт подсказали мне, что дело тут нечисто. Честно говоря, своим примером я надеялся остановить наиболее утомленных подъемами участников похода. Заняв место на обочине, я занялся исправлением «восьмерок», заклейкой камер, и другим ремонтом — устраняя последствия езды по каменюкам. Каждый проезжавший или проходивший мимо турок пытался со мной заговорить или предложить хоть какую-либо помощь. В общем никаких признаков равнодушия в мой адрес не наблюдалось. Женя уже давно неоднократно высказывал свои соображения по поводу моста и идеи его увидеть. Но то ли Алексей так вдохновенно расписывал его невиданные красоты, то ли Женю манил затяжной подъем-«серпантин», который открылся нашему взору, но он продолжил путь.

Действительно, обидно было бы стать посреди пути, уже столько проехав в поисках чуда, особенно если до него всего «ничего» осталось. Наверное «ничего»…

А дорога ожила. Автобусы и бусики, мотоциклы и скутеры то и дело сновали вверх-вниз. Разумеется, по-прежнему нас всячески приветствовали клаксонами, прилипшими к окнам носами и криками. Одна машина даже остановилась. И в ней оказался русскоговорящий турок. Возвращались они с товарищами как раз с моста. Нам пообещали, что до него еще 15 км, преимущественно вверх…

Этот факт заставил задуматься. Впрочем, настоящей длины турецкого километра мы так и не подсчитали, так что просто продолжили подъем.

Долго ли коротко ли (а если быть точной, то через 4 км), однажды даже срезав подъемы по рельсам, но мы добрались до моста.

Мост, конечно, впечатлил. И пропасть под ним.

 

 

Но, надо сказать, что ни мост, ни пропасть не впечатляют так, как те 29 км, которые мы вкрутили до него в сторону от изначально запланированного пути! Леха же признался, что боится показывать трек: у нас было как минимум 2 дороги, по которым до моста мы могли проехать всего лишь 6 км, преимущественно вниз. И на одну из этих дорог нам указывал, как на тупиковую, в Кушждуларе он сам. В результате мы дали некислый крюк. А Германский мост стал вторым нарицательным названием, страшнее Пендоса. «Я вам покажу Германский мост!» — говорил потом Леха, пытаясь нас устрашить.:)

 

 

Тем не менее, все артефакты, запланированные и незапланированные на сегодняшний день, были запечатлены памятью и фотоаппаратами, и путь наш теперь лежал к ужину и постели. Вот только мы не догадывались, что длина этого пути — еще 60 км.

Солнце медленно ползло к горизонту, и нас уже давно сопровождал оркестр наших желудков, в котором каждый отдельно взятый был достоин солировать. Горка на подъезде к Дураку (так звалось очередное селение) добила окончательно: без еды ехать дальше нет сил. Потому, поднявшись, пошли пастись в местной лавке. И давать очередное представление для дураков… не, наверное, все же дурачан, «обнося» ближайшую же белую шелковицу, растущую посреди улицы.

SKIF: Мда… Германский мост был однозначно лишним. А горка перед Дураком меня просто убила, при чем так резко, что я не успел понять что происходит. Внезапно стали подкашиваться ноги и трястись руки. И тут я вспомнил, что у меня уже давно закончилась вода и еда, иными словами накатилось такое состояние, что еще мгновение и я просто потеряю сознание. Честно говоря первый раз со мной такое. Собственно, по этой причине мы и остановились т. к. логика мне подсказывала, что надо что-то поесть и выпить воды, что я и сделал. После чего буквально за несколько минут мне стало вполне хорошо.

Начало темнеть.

 

 

На выезде с сельских троп на трассу к Тарсусу без света ехать было уже нельзя. Перед нами стелилось ровное полотно платного автобана, а в полукилометре извивалась и подпрыгивала бесплатная дорога в город. Я-то знала, что на автобан верхом на велосипедах нельзя. Но разве можно уговорить вкатывать лишние километры и «брать» горки на бесплатной трассе семь голодных и уставших человек? — «Козьими» тропами спустились к обочине платной дороги.

Понятно, что как мы ни жались к краю, но было сложно не заметить красно-оранжево-белую змейку, крадущуюся по обочине со скоростью 30 км/ч. И если первая патрульная машина нас пропустила, лишь весело просигналив приветствие, то вторая остановилась. Правда, к тому времени мы уже успели проехать по автобану около 20 км.

«Приплыли», — подумала я вслух, — «штраф, а то и каземат!». «Зато вопрос с ночевкой и проездом в Тарсус будет на сегодня закрыт», — съязвили мне в ответ друзья. 

Полицейские на английском коротко объяснили, что с «бисеклетами» на автобане нельзя, и мы должны покинуть дорогу. Черепаха, взяв на себя функции парламентера, всячески олицетворяя законопослушность и наивность группы, сказал, что, мол, мы случайно попали на эту трассу, и вот уже который километр пытаемся найти съезд. Блюстители порядка заверили, что скоро будет съезд в Тарсус и умчались вдаль.

«Фуххх, пронесло!» — мелькнуло в голове. Впрочем, партрульная машина мониторила наше продвижение на обещанном съезде. И только когда мы приняли правильный поворот, полиция поехала вперед. Вскоре перед нами появились огни пропускного пункта на выезде с платной трассы. Тут и остановились полицейские, чтобы подождать нас.

«Что делать?» — промелькнуло в рядах. «А может… может в кусты — и пробираться огородами?». Я представила изумление патрульной службы и работников автобана, ежели бы они узрели, как мы с велосипедами, аки лоси, ломимся в черную даль сквозь колючки и дренажные канавы. А потому предложила уже не дергаться, а ехать прямо к пропускному пункту. Explorer: я высказал уверенность, что полиция наверняка давно знает о нашем пребывании на автобане — ведь мимо нас проехала одна полицейская машина и остановилась вторая. Да и наличие камер наблюдения тоже нельзя исключать. То, что нас до сих пор не задержали, говорило лишь об одном — полиция не имела таких намерений. Учитывая «насыщенность» турецких дорог велосипедистами, можно предположить, что раньше они просто не сталкивались с проблемой «велосипед на автобане» и не имели четких должностных инструкций, как поступать в данной ситуации. Надо сказать, что никто нас
обижать там и не собирался: поприветствовали, пропустили, да еще и рассказали, как лучше в город добраться. А до черты города оставалось всего-то 2 км.

«Ужин!» «Отдых!» «Ночлег!» — мы неслись, как на крыльях, в город наших мечтаний, древний Тарс.

Ждать, пока Леха, Черепаха и Скиф разведают ситуацию с ночевкой в гостинице, которая значилась в Лехином GPS, мы решили возле ближайшего супермаркета. Вскоре разведка доложила: это не гостиница, а общага для учителей.

Мы стояли посреди улицы, уставшие и растерянные, а вокруг нас роились любопытные жители города. По принципу «язык до Киева доведет», стали выведывать адреса-пароли-явки других заведений для ночлега.

И нам повезло: мужчина со взрослой дочерью, подъехавшие скупиться сюда на машине, взялись нам помочь найти пристанище. Тут же была прозвонена единственная, как утверждали местные жители, гостиница в Тарсусе. Оказалось, там мест нет. Но наши ангелы-хранители не унимались: взяв «на хвост» машины Черепаху с Алексеем, поехали «по точкам». Остальная часть группы осталась подождать новостей у супермаркета, поглощая купленные в нем продукты. Explorer: В ожидании наших друзей меня не оставляла мысль — что делать, если у них ничего не выйдет? Решение рисовалось только одно — ехать в отогар (автостанция). Учитывая масштабы турецких автостанций и круглосуточный режим их работы, я предположил, что там найдется или место для ночлега, или карта города с указанием гостиниц, или хотя бы англоговорящие турки. А на крайний случай, все же лучше сидеть ночью в кафе в отогаре, чем стоять на улице у закрытого супермаркета. С этими мыслями я увидел пустой автобус. Куда он едет? Ясное дело, в отогар. Пока я пытался на своем чудном турецком узнать дорогу в отогар или договориться, чтобы нас подвезли, вернулись наши отелеискатели. Как оказалось, после мирового экономического кризиса, в Тарсусе из 8 гостиниц осталось всего 3. Одна, как мы уже успели узнать, была полна под завязку. Во второй запросили за ночевку по 50 баксов с носа, что не сильно вписывалось в наш бюджет. А третья и стала нашим пристанищем на ближайшую ночь.

Машина с нашими добродетелями и Черепахой с Алексеем вернулась за оставшимися. Мы за ней, как велогоны за техничкой, поехали по улицам города, утопающего в зелени пальм.

Всячески жалели, что не взяли с собой никаких украинских сувениров на раздачу — было бы так кстати поблагодарить тех, которые из альтруистических побуждений, так здорово помогли нам. Впрочем, сориентировавшись, у Эпикура мы изъяли с велосипеда украинский флажок, и по совету Черепахи, написали электронный адрес нашего сайта со словами благодарности на украинских 2 гривнах — такой сувенир мы и вручили турку с дочкой после совместной фотосессии.

 

 

Когда селились в отель, на часах протикала полночь. Казалось, прошло несколько дней с тех пор, как мы любовались рассветом в горном городишке Позанти и ехали по прекрасному каньону Киликийских ворот. «Порванный день», — так сказал о минувших сутках Черепаха.

В наших номерах еще велись разговоры о посещении кафе, ужине и распитии запрещенного Алексеем спиртного (в отместку за Германский мост). Я же, приняв душ и приняв горизонтальное положение на чистых, но дырявых простынях отеля, поняла, что никакая сила не заставит меня встать отсюда до утра.

SKIF: Мы еще дружно пошли покушали… заметьте, на часах начало первого ночи. Купили пивасика и сели в номере делиться впечатлениями о пережитом дне. Правда посиделки были недолгими т. к. пиво разморило нас окончательно и все потихоньку расползались по своим кроватям.

Explorer: Этот день был, пожалуй, самым сложным физически и самым интересным и насыщенным событиями. Чего стоит только красота природы Киликийских ворот? А поездка по ночному автобану? А вереница велосипедов за автомобилем в 12 ночи на глазах у изумленных турков? А Герамнский мост — дело добровольное. Кто не захотел — не поехал:) Зато день этот, думаю, запомнится на всю жизнь!

 

3.05. День славы

 Километраж: 70 км

Набор высоты: 80 м

 Утренние песнопения муллы остались смутным воспоминанием, потому что по-настоящему меня сегодня будил ласковый, улыбчивый и теплый солнечный луч. Устоять перед ним я никак не могла. Тем более, что показания часов уже перевалили за 9 утра.

Мы позволили себе достаточно полениться перед тем, как выйти в поиски пищи на улицы жаркого Тарсуса.

Тарсус некогда звался Тарсом и являлся столицей Киликии. Городу более 2700 лет. Долгое время Тарсус был стратегически важным объектом, находясь на давних торговых путях и являясь портом. Тут проходили войска. Македонского, тут впервые встретились прекрасная Клеопатра и мужественный Марк Антоний, тут родился апостол Павел. Стены этого города знавали славы и поражения, Тарс был центром культуры и философии, способным посостязаться с Афинами, Римом и Александрией. Сейчас же это все история. Но и ныне в городе есть что посмотреть. Этим «посмотреть» мы и занялись после неторопливого завтрака в турецкой кафешке, чая в другой, и не более торопливых сборов: отель мы покинули после 11 часов утра.

Любопытно, что покрытие всех тарсусских мостовых не асфальтовое, а вымощенное фигурной плиткой. Все улицы оформлены, как своеобразные бульварчики: вместо разделительной полосы между потоками находится островок с карликовыми пальмами и кустами. Ширина такого островка — где-то полметра. Никак не обозначены пешеходные переходы: об их наличии можно догадаться лишь по наличию брешей в зеленом заборе разделительной полосы. Горожане просто перебегают улицы, где получится и когда позволяет трафик: водители машин не уступают дорогу. Город просто утопал в тропической зелени и огромном количестве цветущих растений, лиан.

 

 

Первой точкой просмотра стали руины римских бань и сооруженный рядом памятник Шахмерану, повелителю змей. О последнем у тарсусцев есть целая легенда, но она выходит за рамки этого отчета:)

 

 

Далее мы  проследовали к колодцу св. Павла. Стоимость билета в крохотный музей с колодцем оказалась неадекватной нашему желанию его лицезреть: видимо, цена ориентирована на христианских паломников, которым просто краём надо туда проникнуть. Впрочем, Таня все же купила себе возможность войти в музей под открытым небом и фотографировать фрагменты давней римской дороги, саму реликвию. Остальные ее тоже посмотрели, правда, сквозь прутья забора.:)

 

 

Рядом с музеем нам открылся вид на симпатичный квартальчик со старыми строениями.

 

 

Тут Джан и нашел очередной повод для прокола. Или повод для прокола нашел Джана? В общем, они нашли друг друга и камера отказалась держать воздух.

В этот же момент из одного дома вышел к нам навстречу мужчина. На пальцах он показал, что работает в газете Tarsus Express, и хотел бы взять у нас интервью. Для того он быстренько сбегал и пригласил в качестве англо-урецкого переводчика хозяйку соседней сувенирной лавки. Нас расспросили о том, откуда мы, каковы цели и маршрут нашего путешествия. И как нам нравится Турция. Турция нам очень нравится, да.

Заметка о Джановском проколе тоже попала в номер газеты, которая вышла через 2 дня после того, как мы покинули Тарс. В Интернете впоследствии мы нашли зеркало печатного издания с нашим интервью и фотографией: http://www. akkozagazetesi. com/habergoster. asp?id=2018.

Хозяйка сувенирной лавки была очень любезна: живо интересовалась нашим путешествием, подарила нам брошюры с достопримечательностями ее древнего города и объяснила, как проехать к вратам Клеопатры.

Врата Клеопатры — единственные сохранившиеся ворота античной эпохи, когда город окружала тройная крепостная стена, облицованная черным базальтом.

 

 

Становилось все жарче, и теперь наши помыслы были направлены в сторону Средиземного моря с его пляжами. Потому просмотр водопада на другом конце города и археологических раскопок мы оставили на какой-нибудь следующий раз.

Сейчас же планы стали как никогда просты: ехать к морю и за портовым городом Мерсином найти себе отель на сегодняшнюю ночь, после чего отправиться купаться. Для того у нас было все необходимое время.

Выехав на трассу из города, мы с крейсерской скоростью 22 км/ч, сопротивляясь встречно-боковому ветру, понеслись в Мерсин. По дороге мы видели огромные теплицы с помидорами, у обочин продавались овощи и фрукты. И по-прежнему каждая вторая фура или машина приветствовала нас нажатием клаксона.

Когда на одометр сегодняшнего дня показал 30 км, мы были на мерсинской набережной. Надо сказать, довольно приятной и уютной набережной. Вдоль береговой линии раскинулся парк. Под сенью деревьев сидели люди и отдыхали. Мы решили последовать их примеру: нашли хорошую тень, поставили велосипеды и развернули съестные припасы…

 

 

Понятно, что взгляды всех местных опять-таки были прикованы к нам. Но мы уже привыкли к такому вниманию, потому продолжали спокойно жевать свои булки и весело общаться.

Через пару минут возле нашего лежбища возник мотоцикл с полицейским. На английском поинтересовались, можно ли нам тут находиться. Знаками он нам показал, что все ok. Но и не думал ехать дальше по своим делам: оглянулся вокруг, и подозвал к себе какого-то другого турка.

 

 

Как стало ясно впоследствии, английский язык Левент (так звали блюстителя закона) не понимал, но очень интересовался нами и нашим путешествием. Потому быстро нашел человека, который смог переводить. На английском у нас могли вести беседы только я и Черепаха. Но поскольку Черепаха в сей момент самозабвенно жевал
турецкую сдобу, то рассказывать о том, кто мы такие, откуда и зачем тут, взялась я.

Проглотив очередную булку, к разговору присоединился Черепаха, а я предпочла самоустраниться. Вскоре Черепаха поведал нам, что Левент, рассмотрев наши велосипеды, обнаружил, что у нас сухие цепи, и предложил нам смазать их. Смазка, которую должен был взять на группу Черепаха, благополучно осталась в Киеве, потому мы пристали на предложение.

Левент тут же по рации вызвал своего напарника. И вскоре мы колонной с полицейским мотосопровождением двигались мерсинскими улицами смазывать цепи. Это был финальный аккорд нашей славы в Турции: нигде больше к нам не было такого внимания со стороны зевак. Да и ощущения внутри колонны были фееричными: так, наверное, могут чувствовать себя правительственные шишки с эскортом машин, каждая из которых стоит как хорошая квартира в Киеве. Конечно, полицейский мотоцикл — не бронированная машина. Но и мы с нашими велами — не президенты. Тем не менее, VIPами в тот момент мы вполне оправданно себя ощущали.

Наша колонна остановилась у автомойки. Это было, как перст судьбы, ведь мы так мечтали вчера помыть своих коней после киликийской грязевой ванны! Но вчера не было времени и сил, а сегодня — уже желания. Мы заикнулись о мытье велосипедов на русском, а турецкоговорящие полицейские уже договаривались о нем с хозяином.

Хозяином мойки был хороший то ли друг, то ли родственник одного из них. Потому велосипеды мыли нам с особой тщательностью, а полицейские сами помогали мойщикам, придерживая велосипеды, когда это было необходимо.

 

 

Мы же вокруг стояли в полном культурном шоке: в самом фантастическом сне не могли бы нам присниться украинские блюстители порядка, помогающие велотуристам помыть велосипеды и потом смазать цепи!

И поскольку это все оказалось дружеским жестом, не требующим оплаты, мы снова пожалели о невзятых специально сувенирах. И снова, поскребя по сусекам, мы подарили нашим благодетелям желто-голубой Танин платочек, который ранее катался на ее руле и Джановскую ленточку той же расцветки. Наши e-mail’ы и facebook’овские контакты нацарапали на украинских гривнах.

 

 

Левент тут же захотел сделать ответный шаг и вручил мне свой карманный ножик.:) 

Мы думали, что на этом все и закончится, что теперь мы распрощаемся и поедем дальше, согласно плану: это было бы кстати, потому что время уверенно приближалось к отметке 15-30.

Но нет! Оказалось, что дальше полицейские друзья наметили еще один пункт программы по принятию украинских гостей — традиционное чаепитие.

Закрались подозрения, что сегодня купание в море нем не светит. Эпикур меня подкалывал, что кабы не я, то нас уже давно бы отпустили с богом. Может, я наивная, но у меня есть все основания полагать, что дело не во мне, а в гостеприимстве турецких полицейских. По крайней мере, потом я немного переписывалась с Левентом в facebook’е, успела там же познакомиться с его женой Ясмин и старшим сыночком, который ровесник моему Даньке. И намека на заигрывания со стороны полисмена не было. Так что я продолжаю верить в дружбу:)

В своих письмах потом Левент очень восхищался нашим способом путешествовать и высказывал сожаления, что велосипедная культура до сих пор не нашла своего развития в Турции — он бы с удовольствием присоединился к этому движению.

И вот буквально вчера Левент написал мне, что собирается в одиночное путешествие на велосипеде по побережью Средиземного моря. С палаткой, спальником и всем соотпутствующим снаряжением. Очень приятно, что мы своим примером внесли, пусть даже маленькую, лепту в развитие велосипедного «движения» Турции. Хочется верить, что Левент станет только «первой ласточкой»…

 

 

Чаепитие состоялось в уютном кафе с видом на море. Сначала мы сидели, и не знали, как общаться: ни полицейские нас, ни мы их толком не понимали. Но и тут Левент сориентировался: нашел в кафе англоговорящую женщину. Она была то ли нью-йоркская турчанка, то ли турецкая уроженка нью-йорка — неясно, но переводить могла.

Мадам была состоятельной и очень ухоженной. Переполненная достоинством, она поинтересовалась, разговариваем ли мы на английском языке. На мое скромное «Yes, a little bit», дама развела руками: мол, как тогда мы можем общаться. Но все же решила попробовать. Первое, что ее заинтересовало — это что нас заставило обратиться к полицейскому за помощью. Я ответила, что никто за помощью не обращался — полицейские сами предложили нам свои услуги. Далее следовал небольшой диалог между ней и полицейскими, после чего мы имели удовольствие наблюдать метаморфозы на лице красавицы: сдержанное выражение исчезло без следа, позволив бровям взмыть вверх, а глазам округлиться до размера пятикопеечных монет:

— Он сказал, что они помыли ваши велосипеды!!!

— Да, это правда, — согласилась я.

— О! Я никогда не слышала о таких случаях! Вы должны сказать полицейским «Teşekkür ederim»!!! («Премного благодарствую» — прим. авт.).

— Да, мы уже говорили им много-много Teşekkür ederim’ов.

Это была чистейшая правда. С нашими «глубокими» познаниями турецкого, это была одна из немногих фраз, которые было уместно говорить полицейским — и мы ею активно пользовались. Разумеется, наравне с элементами нашей импровизационной программы «цирк пантомима».

Видимо, факт того, что полицейские мыли наши велосипеды, леди-переводчицу настолько шокировал, что дальше она переводила и общалась уже с интересом. Она узнала и еще раз поведала полисменам, кто мы, какими ветрами нас сюда занесло, и что мы видели по дороге. Мы же узнали, что няня ее ребенка — тоже из Украины и зовут ее Лена. И на десерт — «заветное»: что полицейские помогали нам, уже давно тратя свое личное время, потому как их смена закончилась. Еще — что они нас еще немного сопроводят вдоль побережья, и поедут к своим семьям.

Эти новости были кстати, потому что на часах уже был пятый час, а мы все еще находились в самом центре Мерсина. По плану же мы должны были отъехать от города еще около 20 км. При этом было неудобно отказаться от чаепития сразу после мойки велосипедов и смазывания цепей.

 

 

Левент с напарником действительно еще немного сопроводили нас на мотоциклах, а у мечети Микдад мы попрощались.

 

 

Надавив на педали, Черепаха, Алексей, Джан и я пролетели аж целых 200 м: по рации замыкающий передал новость о том, что Женя прокололся. Мы вчетвером уже не стали возвращаться, но, по словам очевидцев, наши полицейские друзья, заметив заминку в нашей велогруппе, тут же вернулись. Один из них захотел помочь: руками разбортировал колесо и поставил запаску. После чего полицейские попрощались уже окончательно.

 

 

Мы проехали по трассе вдоль всей набережной: море заигрывало с нами, подмигивая через полоски пальмовых листьев и всевозможные арки.

Где-то на окраине города топливо для наших двигателей закончилось, и пришлось в срочном порядке закупаться водой, колой, шоколадными батончиками. Пытались где-то рядом остановиться и на ночлег, но мест в отеле на всех не было.

Трасса постоянно проходила сквозь какие-то селения, которые незаметно перетекали одно в другое и прятали от нас водный горизонт.

У следующего указателя к очередному отелю были засланы Черепаха и Алексей. Результат разведки оказался таков: к нашим услугам предлагался реальный пятизвездочный отель (с соответствующей отделкой, бассейном, видом и выходом к морю, а также включенными в стоимость завтраком и ужином) за 50 лир с носа (где-то 250 грн). Уже после торгов, конечно. Торговаться было легко: в это время такие отели пустуют — не сезон.

Но народ заявил, что 50 лир за такие условия — это, конечно, круто. Но все равно не наш формат: нам подавай сарайчик, но за 10 лир!

А тем временем солнце село.

Вскоре с нами поравнялась путешествующая парочка на мотоцикле. Не останавливаясь, они с Алексеем пытались поговорить друг с другом, используя английский. Но дорожный шум почему-то не способствовал взаимопониманию. Для улучшения коннекта Леха позвал Черепаху, а водитель мотоцикла и вовсе сделал «ход конем» — остановил его. Черепаха спросил мотопутушественников, не знают ли они, где тут отель. Парень ответил, что они как раз у нас пытались выяснить. На этом месте Алексей, осознав, что они на ходу по очереди друг другу говорили: «Привет, ты не знаешь, где тут отель?» — «Привет-привет! Мы тут отель ищем…», культурно ругнулся матом. Тут встрепенулась девушка: «О! Так вы по-русски говорите!». «Однако», — подумала я.

Пообщавшись в мотобайкерами, продолжили поиск ночлега.

Кто ищет — тот всегда найдет.

Проехав еще 10 км и оказавшись в центре Эрдемли, мы-таки нашли то, что искали. Даже не смотря на то, что расстояние и повороты к отелю местные нам указывали в турецких километрах, пропорцию которых к реальным мы так и не вычислили.

Выйдя на балкон 4х-местного номера (за 12,5 лир с носа), я поняла: будильник на завтра уже, считай, заведен — перед окнами возвышалась большая мечеть.

 

 

Ужинали в рыбном ресторанчике. Кстати, рыба по-турецки — Balik. В подобных ресторанчиках на побережье можно выбрать из свежевыловленной рыбы ту, которая тебе по душе — и в течение получаса она будет уже перед тобой на тарелке приготовленная. А пока ждешь — парень-официант приносит огромную тарелку салата, хлеб, специи и солености, воду для питья и средство для мытья рук (то, с которым мы уже успели познакомиться в Ешильхисаре) —это все относится к блюду «рыба».

 

 

Когда мы наелись досыта-доотвала, захотелось прогуляться. Потому мы отправились на поиски набережной, изучая по дороге ассортимент лавочек, традиционно работающих допоздна. Прогулка по небольшому пальмовому парку у моря, брождение по пирсам — и мы взяли курс на гостиницу.

 

 

На обратном пути Женя, традиционно, искал Интернет-клуб. Но тот, который он нашел, уже закрылся. Зато мы набрели на фруктовую лавку, и набрали дешевых фруктов к завтраку. Мои со Скифом поиски турецкого мороженого тоже были успешными: и весь путь домой 8 украинских туристов смаковали турецкое лакомство. Даже Алексей не удержался от всеобщего движения по покупке тягучего мороженого.

 

 

Вскоре все уже видели сны — кто о завтрашнем купании в Средиземном море, кто о том, чтобы «втопить» по его побережью… может, были и другие сны и мечты, но о том мне неведомо.

 

4.05. День
«сбычи мечт»

 Километраж: 70 км

Набор высоты: 80 м

Что приятнее всего делать с будильником? — Правильно, не обращать на него внимание. Тем более, когда есть еще один будильник для подстраховки. Так что я, со спокойной душой, не обращала внимание на традиционную  заутреннюю, ведь сегодня мы делили номер с Черепахой.

Впрочем, спешить сегодня и не планировалось: до места финиша и посадки в автобус на Стамбул оставалось всего-то 50 км и целых 2 дня. Сегодня у нас значился «матраС»* на пляже. Но, чтобы жизнь уж совсем малиной не казалась, до пляжа надо было еще докатить около 20-25 км. Потому что именно там была развилка, от которой в горы убегала дорога к знаменитым пещерам «Ад» и «Рай». Тут же планировалась и ночевка.

Надо сказать, Черепаха именно сегодня умудрился «проспать». В данном случае это означало, что все, кто спал с ним в одной комнате, встали после, а не до восхода солнца.

Продрав глаза, я поняла, что мне просто необходима утренняя пробежка. Компанию в этом мне составил Леха — ему, как и мне, тоже хотелось сбегать за свежайшими турецкими булками и айраном в ближайшую лавку.

В ходе поисков булочной выяснилось, что конкуренцию единственному отелю в Эрдемли (который мы и использовали для ночлега), составлял еще один, в сторону которого указывали таблички на ближайшем перекрестке. «Эх, знали бы о конкурентах, — вчера бы еще больше сбили цену за жилье», — взгрустнул Алексей. Грусть как рукой сняло, когда через пару минут ему удалось купить бутылку «настоящего» кефира, за которым гонялся уже не один день.

Мой же завтрак не был экзотическим, но зато был божественным — свежайшие коричные булки, клубника и айран.

Выезжали долго, и сразу после старта выяснилось, что нескольким людям надо менять деньги. А чтобы провести операцию обмена, нужен паспортные данные каждого меняющего… В общем, солнышко было уже высоко, когда группа все-таки выехала из городка.

«Прокатиться по турецкой набережной трассе Средиземного моря — это моя давнишняя мечта! — признался Черепаха, в прошлом велогон. — Дорога ровная, без перепадов высот, покрытие — идеальное». Он мечтал о этой набережной уже с десяток лет, со времен спортивных сборов в Турции.

Прокатиться для Черепахи — это вкручивать со среднечерепашьей скоростью 30 км/ч. В этом развлечении ему мог составить компанию только Алексей, так как для остальных такой режим передвижения с грузом назывался «не прокатиться», а «гнать». Ввиду того, что у нас намечался день отдыха, то командировали Алексея, вооруженного рацией, вместе с Черепахой удовлетворять желания последнего — то есть вперед, за горизонт.

Оставшаяся часть группы передвигалась в комфортном для каждого темпе. Потому Женя умчался по начавшимся спускам-подъемам догонять мирно прокатывающихся лидеров, Таня с Виталиком были замыкающими, а я, Эпикур и Скиф имели чудесную возможность ехать так, как хочется и по ходу смотреть то, что хочется.

По левую сторону от нас мирно плескались вожделенные воды Средиземного моря, а по правую –проплывали огромные сады. Были бы мы в Украине — то, конечно, это были бы яблоневые сады. Но тут нам не Украина — тут вместо яблок у дороги росли лимоны.

 

 

Чем сильнее разогревался асфальт, тем живее Эпикур реагировал на каждый живописный пустынный пляж, возле которого нас не ждали те, кто угнал вперед.

От безысходности и как альтернативу вкручиванию педалей, Саня предложил остановиться и попить лимонада. Проблема была в одном: лимонада-то у нас и не было. Зато были вода во флягах и созревшие лимоны у дороги. Туда, в пущу сада, отправились я с Эпикуром. Скиф остался с велосипедами: опыт снятия урожая лимонов с чужого сада он поимел уже вчера вечером, покуда мы ждали разведку из 5* отеля. Помня его вчерашний восторг на лице, когда в руке оказался собственноручно сорванный лимон, мне хотелось повторить опыт Скифа.

SKIF: Да, да, да! Я впервые в жизни сорвал лимон! Казалось бы что такого? Может и так, если бы у нас лимоны росли на каждом углу. Кроме того, я этот лимон привез назад в Украину и еще неделю спустя после приезда, по вечерам пил турецкий чай с этим самым лимоном и вспоминал наши приключения.

Вскоре мы жевали лимоны, запивая их лимонной водой из фляг. Кстати, плоды были не такие кислые, как продаются у нас. Может, потому, что на родине им дают нормально дозреть на дереве, а не в ящике?

 

 

Достаточно окислившись, мы продолжили путь. Но и теперь догонять лидеров не хотелось. За лимонным садами и современными строениями стали то и дело прорисовываться контуры античных римских развалин. Выглядывая из буйной листвы, нас ослепляли белые камни полуразвалившихся некрополей и амфитеатров. Эпикур то и дело порывался сойти с дороги и пойти гулять по развалинам древней цивилизации.

 

 

Но надо было как-то продолжать путь за Черепахой с Алексеем. Впрочем, у развалин дворца византийского периода мы все-таки остановились и немного осмотрели развалины, прочитали его историю. Этот дворец входил в ансамбль древнего Корикоса, ныне входящего в черты города Кызкалези.

 

 

Проехав еще 200 м вдоль дороги, мы, помимо всех членов нашей группы, увидели то, что дало новое название современному Корикосу: посреди залива, прямо в воде стояла крепость под названием Кызкалези — «Девичья крепость». Некогда островную крепость Кызкалези и материковый Корикос связывал мост, который ныне покоится на дне морском: в Кызкалеси никак, кроме как по воде или воздуху, не доберешься. С этой крепостью связана еще одна легенда: она, как и легенда про Шахмерана, тоже связана со змеями. И точно так же останется за  рамками моего повествования:)

 

 

Встретившись с группой у входа на огромный песчаный пляж, Эпикур тут же вооружился Женей, и полетел в ближайшие кафешки договариваться про аренду катамарана — дабы сгонять к морской крепости и покупаться. Договориться-договорились, но идея купаться именно тут и сейчас не встретила поддержки у большинства: большинство хотело купаться уже после того, как поселимся в номера. И, хоть было решено незамедлительно искать отель, Эпикур пригорюнился: столько нереализованных прекрасных возможностей было оставлено позади. Да и мечта была у него: покататься на катамаране по Средиземному морю…

Отель нашелся на другом краю городка. Собственно, вдоль небольшой бухточки выстроилось целая череда небольших частных отельчиков домашнего типа. Они пустовали, потому, как сезон еще не начался.

Впрочем, в одном из этих отелей наши разведчики обнаружили великолепную четверку одиноко отдыхающих русских девушек. Не всегда понятно, русские девушки действительно просто весело отдыхают в турецкой среде или ждут начала сезона, чтобы стать необходимым аксессуаром хорошего отдыха у моря — да и надо ли понимать?

Мы же остановились в другом месте — всего за 10 лир с носа мы получили двухместные номера с удобствами и выход на пляж песчаной бухты. Пляжем мы тут же воспользовались, едва закинув вещи и велосипеды в комнаты под замок.

Я была морально готова занырнуть в самую ледяную средиземноморскую воду. Но никак не ожидала, что мне придется плавать в морской воде, температура которой была идентичной той, в которой я плаваю в августе на Тарханкуте.

 

 

И тут сбылась уже третья за сегодня (после Алексеевского кефира и Черепахового проката по набережной) мечта, мечта Эпикура: на пару с Жекой они арендовали катамаран и спустили его в соленые воды Средиземного моря. Катамаран тут же облепили мокрые «обезьяны» xbike’а — и началось веселье.

 

 

Такой «матраСный» отдых у моря действует растляюще: через час уже бОльшая часть группы отмахивалась от идеи взять легкие (без вещей!) велосипеды и поехать смотреть знаменитые пещеры Cennet Ve Cehennem «Ад и Рай», которые находятся немного в стороне от набережной трассы. Но я не умею долго валяться на пляже и получать при этом удовольствие. И Алексей был в этом со мной солидарен –стало ясно, что хоть вдвоем, но мы поедем смотреть пещеры. За нами согласился ехать и Черепаха. Ну, а за компанию, как известно… в общем, через полчаса, смыв с себя морскую соль, вся группа в полном составе стартовала к пещере.

Черепаха с Алексеем, как водится, рванули вперед. Но вскоре остальные их догнали на пригорочке — лидеры почему-то остановились. В руках у Черепахи была черепаха, которую Черепаха спас из-под колес, ибо черепаха вздумала поползать по асфальту.

 

 

Это выглядело как чудо — такого зверья на свободе я еще не видела. Хотя, если сегодня мы, вместо яблок, рвали лимоны, то почему бы вместо жабы на дороге не встретить черепашку?

Через пару сот метров наш путь уходил вправо от трассы, резко вверх. «То не алый шарф развевается за моей спиной — то мой язык!», — говаривал в подобных ситуация известный в определенных кругах Цвелодуб Владимир Михайлович. Но недолго влажные капли с алых шарфов капали нам за шиворот: подъем занял всего-то 1,5 км.

Перед нами открылся огромный провал. Согласно одним данным, этот провал и считается самой пещерой Рай, из которой начинается пещера Тайфун-Магарасы; согласно другим — этот провал ведет пещеру под названием «Рай».

Как бы ни звалась пещера, начинающаяся из провала, но по легенде, в ней жил Тифон. И в ней есть что-то райское.

Между прочим, Тифон — это папочка Цербера, адского трехголового песика, который охранял вход в царство Аида, царство мертвых. А античные люди считали, что эта пещера, начинающаяся из провала — один из входов в это царство.

 

 

Тем не менее, Адом зовется пещера, находящаяся в 75 м на северо-восток от Рая. И в нее зайти никак нельзя, ибо она представляет собой вертикальный колодец глубиной в 120 м. Впрочем, мы до Ада не добрались: нас дезинформировали, сообщив, что пещера Ад находится в паре десятков км дальше, в сторону гор. А может, мы
недостаточно точно поняли турецкий, на котором с нами говорили аборигены, рассказывая про пещеры?..

Потому что мы пребывали в полной уверенности, что пещера, вход в которую был оборудован в 300 м от провала и которую мы посетили — и есть Рай. Как оказалось, эта пещера зовется иначе — Дилек Магарасы. Еще ее называют Пещерой Желаний или Пещерой Астматиков. В ней воздух какой-то волшебно-целебный.

У входа в Дилек Магарасы была огромный магазин с сувенирами. Билет стоил 3 лиры.

 

 

Пещера Желаний оказалась очень красивой. Но меня поразило другое — контраст с тем, что видела раньше. Я бывала в оборудованных для цивильного посещения крымских пещерах нижнего плато Чатырдага. Так вот в отличие от тех пещер, в турецкую пещеру пропускали без сопровождения гида, вход был плохо закрыт от проникновения внешнего воздуха, от чего часть пещеры пересохла (а в пещерах всегда влажно, и это важно для сохранения пещеры от разрушения). Там же, где сохранилась влага, оборудованные дорожки были такими, что на них убиться можно было. То и дело встречались отломанные на сувениры пеньки сталактитов и сталагмитов. А в самом дальнем углу пещеры, где уже не было освещения (мы использовали фонарики), стены были исписаны турецкими «Тут был Вася».

 

 

Со смотровой площадки у входа в пещеру, снова была видна крепость Кызкалези. Но тут мы долго не задержались: хоть мы и не вкручивали сегодня огромных километражей, но на одних булочках и лимонах все равно долго не протянешь. А дело было к вечеру.

У кафе возле пещер были неправильные цены, а потому мы, увлекаемые крутым спуском (да, тем, что еще недавно был 1,5-километровым подъемом), унеслись назад, в отель. Ох, если бы мы знали, что прямо напротив выезда на трассу находился рыбачий поселок Нарлыкую, славящийся своими рыбными блюдами!..

Впрочем, спешившись в отеле, мы отлично прогулялись улочками и набережной приморского городка, утопающего в тропическом цветении.

 

 

Завершилась прогулка в ресторане поеданием свежеприготовленной на гриле рыбы. А если честно, то одной рыбой дело не обошлось. Пока повара суетились, готовя заказ, нам традиционно принесли хлеб и овощи. И когда, спустя пару минут, от хлеба не осталось ни крошки (мы все-таки проголодались!), официант, хихикая, принес нам еще 2 здоровенных, еще горячих лаптя лавашей…

 

 

После плотного ужина были взяты штурмом очередные супермаркеты с целью законного приобретения всяких вкусностей.

День «сбычи мечт» закончился дружным распитием пива на балконе нашего номера с видом на залив…

 

_______________

* «матраС» — из (велосипедного сленга)
пассивный отдых.

 

5.05. Последний рывок

 Километраж: 30 км

Набор высоты: 280 м

Выйдя утром на балкон, я увидала, как, мирно болтая, из волн морских выходят, уже наплававшиеся, Скиф и Эпикур. «Хм, а это мысль», — подумала я, уже практически на ходу натягивая купальник.

 

 

Бывают минуты, в которые чувствуешь полную гармонию с собой и миром: нежась в искрящихся водах, вдали от берега я подумала, что так можно плавать вечно. Торопиться особо было некуда — до города Силифке, откуда мы планировали уехать ночным автобусом в Стамбул, оставалось всего-то около 20 км. Тем более что, скорее всего, это было последнее купание в Средиземном море за эту поездку.

 

 

Вокруг Силифке находится очень много интересных мест и древних памятников. Но осмотр всех их нам не грозил, ибо они были разбросаны в радиусе до 50 км от города и в разных направлениях. Однако хотелось посмотреть максимум возможного.

Леха, изучив еще раз подаренную хозяином нашего отеля в Кызкалези брошюрку, заявил, что мы едем искать какое-то древнее панно из мозаики. О том, где оно находилось, было известно, что это место где-то в районе соседнего селения Нарлыкую, внутри древних римских бань. Алексей так увлеченно рассказывал о панно, убеждая в необходимости просмотра этого древнейшего произведения искусства, что все тут же незамедлительно испугались: воспоминания о Германском мосте были еще очень свежи.

Тем не менее, спешить собираться чтобы везде успеть почти никто не стал: мы неторопливо проследовали в ресторанчик с домашней кухней, что находился через дорогу от нашего отеля. Только Черепаха остался собираться: но он известный любитель рано встать, быстро покушать, быстро собраться и еще быстрее — крутить педали. И он наивно полагал, что остальные тоже сегодня поторопятся.

Свежеприготовленный специально для нас завтрак был волшебен: все-таки я без ума от турецких оливок домашнего приготовления! А пока еда готовилась, я читала упомянутую ранее англоязычную брошюрку о достопримечательностях окрестностей Силифке. В частности, пыталась выяснить, где же именно расположены эти римские бани с неземной красоты панно «Три грации». О поселке Нарлыкую, окромя того, что там есть это чудо искусства, писали, что ежели искупаться в водах моря именно там — то можно после купания не принимать пресный душ. А поскольку Средиземное море заметно солонее Черного, меня заинтересовал сей факт: «Интересно, в чем штука — оно что там, особо целебное? А может, соль сама отпадает потом, ломтями?;) » —подумала я.

Римские бани мы обнаружили, едва въехав в Нарлыкую. Это заставило нас разочароваться с Алексее: «И это все? Так просто? А как же на счет попетлять, поискать, сделать крюк?». Местный турок, едва завидев нас, стал зазывать посмотреть «Уч Гюзеллер» напротив его ресторана (именно там находилось небольшое строение бани с красавицами) и заодно покушать рыбы. И делал это на русском языке, едва узнал, что мы украинцы. Оба предложения были заманчивы, но завтрак, мирно булькающий в животе, пообещал, что устроит революцию, ежели его дополнить рыбой. Потому ограничились просмотром трех голых женщин, кои демонстрировали с панно свои прелести вот уже около двух тысячелетий.

Баня оказалась очень компактной. Тщетно я пыталась найти чудо-изображение на его стенах. Его там не было. Оказалось, что панно покоится на дне пустующего ныне бассейна, относящегося к бане.

 

 

После осмотра бани турок не унимался: все тянул нас в сторону своего ресторана. На наше уверение в том, что мы не голодны, он махнул рукой: «Да не надо кушать, вы на залив посмотрите! Тут вода пресная».

Мы пробрались мимо столиков уютного ресторанчика к заливу. Зачерпнув воду из моря и попробовав ее на вкус, я убедилась: вода действительно практически пресная. Таковой ее делало большое количество подземных ключей, на которых были построены бани хитрыми римлянами.

 

 

Выезжая из Нарлыкую на набережную трассу, я все-таки остановилась и сфотографировала один из турецких светофорчиков, которые работают от солнечных батарей. Там, где у нас стоят знаки объезда препятствия, у турков стоят такие мигающие желтым цветом светофоры.

 

 

Следующей остановкой значился автовокзал в Силифке. Не забывая вертеть головой по сторонам, рассматривая интересности, мы взяли курс туда. Но через 13 км пришлось сделать вынужденный привал. Всему виной была клубника. Она продавалась через каждые 200 м: ее вид и аромат деморализовал наш боевой настрой, дальше ехать не было сил. Говорят, лучший способ избежать соблазна — это поддаться ему. Проверив на себе, подтверждаю: так и есть! — Съеденные xbike’ом 2 корзинки клубники прямо на месте покупки, позволили с легкой душой докатить до автовокзала.

 

 

Силифке еще с издали увлек нас своей крепостью. Сам город раскинулся вокруг высокого холма, на котором одиноким перстом возвышались древние развалины.

 

 

Но все же сначала — на отогар, то есть автовокзал, за билетами.

Конкуренция — страшная сила, доложу я вам. Практически все автокомпании, представленные на силифкийском автовокзале, ежедневно совершали рейсы в Стамбул. Потому Черепаха, максимально сбив цены, пришел сообщить нам о двух наиболее подходящих рейсах и их цене. Билеты на более ранний автобус были дешевле, но тогда мы совcем не успевали посмотреть город. Уже собрались было покупать билеты на более поздний и более дорогой рейс, как к нам подбежал представитель компании, осуществляющей этот рейс, и предложил поехать с ними еще дешевле. В результате у нас на руках оказались билеты в Стамбул за те же 40 лир, за которые мы ехали в Гёреме из Стамбула. Только расстояние до пункта назначения теперь было на 250 км длиннее — не 750 км, а 1000.

Лезть в гору с вещами не хотелось, потому следующим вопросом стали камеры хранения. Как выяснилось, тут они отсутствуют, как класс. И представители компании-автоперевозчика, у которой мы приобрели билеты в Стамбул, предложили оставить вещи в зале ожидания, прямо напротив их окошка: дескать, они присмотрят. Мы посмеялись, конечно. Однако, смех-смехом, а нам светило попотеть при подъеме на гору с крепостью. Тогда было принято решение все-таки оставить рюкзаки перед офисом автокомпании, но все их сцепить между собой велозамками: так, чтобы если кто захотел бы просто взять рюкзак и дать дёру — то не получилось бы, а копаться в наших вещах уже работники компании-перевозчика не дали. Кроме того, в рюкзаках ничего, кроме тряпок, не оставалось.

Турки с удивлением наблюдали, как мы соединяем рюкзаки: «Это вовсе необязательно, все будет ок!». Они же не знают русскую поговорку «Доверяй, но проверяй!».

Движение на дороге оказалось довольно активное, как для городка такого размера. Впрочем, может, мне так показалось из-за того, что мы сделали привал на одной из центральных улиц города с целью размена денег. Пока народ бегал по банкам, по улицам проносились машины с демонстрантами: Турцию все еще сотрясало от празднования первомайских праздников — первого празднования за последние 30 лет.

По дороге к Силифкийской крепости мы видели римские развалины храма Юпитера, на одной из колонн которого свили гнездо аисты.

 

 

Подъем на крепостной холм на легких велосипедах закончился быстрее, чем я ожидала и настраивалась. Каждый новый метр высоты открывал взору все более чудесные виды на долину. Конечно же, самые невероятные панорамы стали видны уже с крепостных стен.

 

 

По словам Алексея, времени на поиск и посещение подземной церкви св. Феклы в Силифке не оставалось, потому мы позволили себе неторопливо погулять по руинам крепости. 

Назад, к автовокзалу, нас увлекали новые пути, показывая, как живут люди в разных районах города, какие тут есть парки и базары.

Наш поход с каждым километром приближался к завершению — так же, как наши велосипеды приближали нас к автовокзалу. Завтра, как послесловие, как прощальный поцелуй Турции, нас ждет Стамбул. А сегодня маршрутная часть разменивала последние метры.

На автовокзале, в ожидании рейса, мы ужинали в местном кафе. Каждый из нас уже не только успел выучить основные названия блюд турецкой кухни, но и умел выбрать что именно хочется кушать в данный момент.

Скованные одной цепью, вещи ждали нас там, где мы их оставили. А Леха, подходив к ним перед ужином, умудрился еще и забыть на лавочке свой кошелек. Кошелек, конечно, расстроился — мало того, что хозяин его бросил, где попало, так еще и ни один турок им, кошельком, не заинтересовался. Так он печально и лежал себе на самом видном месте зала ожиданий, пока Алексей не попробовал расплатиться за ужин, обнаружив пропажу. Стоит ли писать, что наши баулы едва ли вызвали больший фурор у турков, чем Лехин кошелек?

Подача автобуса почему-то задерживалась. Когда его-таки подали, то, видимо, пытаясь уложиться в расписание, экипаж автобуса грузил багаж очень быстро. Нашим велосипедам тоже досталось: их попытались погрузить штабелями друг на друга. Разбалованные бережным отношением к нашим байкам в течение предыдущих двух автобусных переездов и немного взвинченные получасовым опозданием рейса, мы возмутились. И заставили перепаковать велосипеды так, чтобы у них были все шансы остаться целыми.

 

 

К награду нам досталась уже традиционная «галерка» автобуса: все задние места. Стюард был довольно неприветлив — может из-за небольшого конфликта при погрузке велосипедов.

Но вскоре все раздражение как рукой сняло: из окон открылись невероятнейше красивые пейзажи. Дорога мчалась через перевал вниз изумительной красоты каньона. А вокруг росли огромные величественные стены гор. Отлипли от стекол мы только тогда, когда все это великолепие стало тонуть в быстро опускающейся тьме ночи.

Сон быстро сковал веки, как только заботливый стюард выключил свет в салоне и запустил вечерний кинозал в виде нескончаемого потока серий турецкого «мыла».

Где-то посреди Турции и среди ночи всех пассажиров разбудили и выставили на улицу вон. Этим местом посреди Турции оказался город Конья, в котором наш «шаттл» заправлялся топливом. Поскольку сей процесс слишком интимный, то, мотивируя это техникой безопасности людей обычно просят покинуть салон.

Так мы и гуляли около получаса вокруг того места, на котором нас оставили: изучили сувениры, посетили местную продуктовую лавку. Пассажиры нашего рейса куда-то медленно исчезли с поля зрения. Когда за нашей восьмеркой прибежал стюард, стало ясно куда: из автобуса нас высадили в одном месте, а снова вернуться на его борт мы должны были совершенно с другой платформы. Мне до сих пор неясно, каким образом мы должны были догадаться об этом. Впрочем, о нас не забыли и сбегали забрать — и на том «спасибо».

Дальше в рейсе нас сопровождал уже другой стюард — намного приветливее и участливее предыдущего. И когда в качестве перекуса всем пассажирам он раздал по маленькому батончику «Улькер», то ему было достаточно просто взглянуть на Женю, чтобы понять: срочно необходим еще как минимум один «Улькер», который тот незамедлительно и получил в качестве бонуса за выразительную мимику.

Автобус мирно покачивался, и вскоре Морфей снова начал склонять нас к закрытию глаз…

 

6.05.
По-по-по, по Стамбулу, по Стамбулу

 Километраж: 25 км

Набор высоты: 130 м

 Спалось в автобусе значительно хуже, чем по дороге в Гёреме. Окончательно я проснулась, когда мы проезжали Измитский залив. И поняла, что глаза у меня едва ли открываются, а ноги затекли, превратившись в две колоды. Впрочем, отеки были не только у меня.

В Стамбул автобус прибыл, как и было обещано, в 10 часов… но мы-то не знали, что нам при продаже билетов назвали первую остановку в Стамбуле! Преодолевая головокружительные развязки, плывя в огромной многополосной реке автомагистралей мегаполиса, мы еще больше часа добирались до центрального автовокзала, в Европу.

Этот час я все смотрела в окно… и мне почему-то было очень жаль жителей этого города. Многоэтажные дома у шумных магистралей, путепроводов выглядели очень неуютно и серенько. «Но это азиатская, более современная часть… скорее бы добраться до Европы — вот уж где начнется красота и узенькие улочки древнейшего города!» — я уже мечтала посмотреть это все. У меня в навигаторе были проставлены POI всех основных достопримечательностей города, а в рюкзаке все это время ездила распечатка их описания.

Выйдя на вокзале, я сделала все возможное, чтобы снять отек, потому как ноги опухли так, что я почувствовала себя надувной куклой. Даже ходить было больно. Отек же от съемок наотрез отказался: на фотографиях он получается нефотогенично. Пришлось его скрыть широкими штанами, раз он такой вредный.

Пока я с Лехой «висела» над картой и навигатором, группа начала волноваться. Больше всех бил копытом об асфальт белый конь Джана: он не желал ждать, он жаждал в бой… то есть ехать прямо сию секунду: «Как проехать — можно спросить у турков!». Сложно было объяснить, что мы не просто думаем, КАК ехать, но еще и просчитываем после позднего прибытия автобуса время: КУДА и что смотреть успеваем, что оставить на «как-нибудь в другой раз». А уже потом — оптимальный роутинг утвержденных к просмотру достопримечательностей.

На этот раз мы уже знали все «штучки» моего IGo. Потому двигались не четко по треку, который снова тянулся по оживленным автострадам, а рядом, выбирая маленькие улочки.

Но и на этих улочках было заметное движение. Мы петляли между каких-то промышленных зон, пока дивным образом не столкнулись с Феодосиевыми стенами. Феодосиевы стены некогда являли собой крепостное сооружение на краю города.

 

 

После въезда в арку стены, город сильно не изменился: все те же улицы, суетливые машины, пешеходы. Только стали встречаться древние мечети, немного изменилась архитектура.

 

 

Приближение к двум жемчужинам Стамбула — Голубой мечети и Софиевскому собору — знаменовался чередой автобусов. Десятками, один за другим, они тянулись по узеньким улочкам — нам приходилось уже «просачиваться» рядышком, едва не задевая педалями бордюр. А в каждом автобусе сидели сотни туристов.

Так что мы были уже морально готовы ко встрече с достопримечательностями: очень красивая площадь, разделяющая Мечеть и Собор, была густо усеяна, как маковыми зернами, одиночными посетителями. А между ними косяками ходили организованные группы туристов, увлекаемые бесчисленными экскурсоводами. Со всех сторон одновременно звучали все языки мира.

 

 

Я бы не удивилась, если бы тут же ходили цыгане и просто, без предысторий и знакомства, просили дать им золотишко померить — не наживы ради, а так, сфотографироваться. И тут же, без вопросов, получив его, скрывались за тенистыми спинами других туристов.

Едва мы остановились перед Софией — с нами тут же решили сфотографироваться несколько разных компаний: кто спросил разрешение, кто просто стал как бы невзначай рядом… клац! — и мы рассыпались на мегапикселы фотографий в чужих альбомах.

На этой же площади возвышалось строение цистерны Базилики, которая в древние времена использовалась как хранилище воды.

Покрутившись на площади (внутрь сооружений с велосипедами и учетом количества посетителей мы ломиться не стали), было решено двигаться дальше, к Топкапы, церкви св. Ирины.

 

 

Тут, возле трамвайной линии, нас настиг местный экскурсовод на велосипеде. Он на русском поинтересовался, кто мы да что, а узнав, что мы сегодня отправляемся пароходом в Севастополь обрадовался и сообщил, что только что вот отправил одного или двух своих немецких клиентов на велосипедах покупать билеты на пароход в Севастополь — может, мы будем плыть вместе.

За воротами крепостной стены у входа в Топкапы стояли «двое из ларца». И отказывались пускать нас с велосипедами внутрь. И пропустили нас к парковой дорожке только после обещания, что мы будем вести своих коней под уздцы.

 

 

Время близилось к критической отметке, после которой нам надо было появиться пред ясны очи капитана «Омеги-G»: билеты-то мы забронировали только устно, безо всяких залогов и оплат. Мало ли какие немцы придут и заплатят за проезд раньше нас?

Потому поверхностно, практически издалека осмотрев Топкапы и церковь св. Ирины, мы направились в порт Каракёй, где пришвартовалось наше судно.

Порт, согласно всем картам и описаниям, находился в паре километров отсюда. Но когда мы подъехали к пристаням, стало ясно, что найти правильный вход будет не так просто. Вдоль Босфора тянулись строения таможен и входов к разным пристаням порта, и тянулись километрами. Несколько раз спросив о «Омега-G» и Севастополе, мы были направлены на запад, дальше по побережью.

И тут-то перед нами нарисовался, судя по внешнему виду и велосипеду, немец. «Ага! — мелькнуло в голове. — наверняка ищет пароход в Севастополь!». Пару километров мы ехали с ним синхронно: то он нас обгонял, срезая углы по скверам, то мы его — по дороге. В какой-то момент группа растянулась между светофорами, а немец оказался впереди…

Тщетно мы пытались найти Черепаху и Леху: они умчались гонять зайца… то есть немца. Собравшись вшестером, мы поняли, что что-то тут не то: с такими успехами недалеко и до Ататюркского моста докрутить, а порт Каракёй должен был быть намного ближе. Расспросив торговца булочками, мы уже четко знали, что надо возвращаться назад.

Не дождавшись наших гончих, мы вернулись и довольно быстро нашли и нужный порт, и нашу «Омегу» с капитаном. Капитан сказал, что все ок, наши места за нами. Дождавшись приезда Черепахи и Алексея, стали грузиться на корабль. Планировалось, что, погрузив вещи, мы уже пешком выйдем в город — прогуляться, зайти на Стамбульский базар, купить сувениров. У нас на это еще оставалось еще около 2,5 часов.

Я была неприятно удивлена, когда нам предложили оставить наши велосипеды, сцепленные замками, прямо на палубе, сухогрузом. А вдруг в шторм попадем? Они, велы, не любят солевые ванны, даже если их не смоет за борт. Но спорить не приходилось: корабль из Стамбула идет под завязку загруженным всякими красками, автомобилями
и прочим.

Как оказалось через пару минут — и людьми тоже. Нам предложили совершить вояж в трюмных каютах: остальные были уже заняты. На каждой из кают значились обязанности проживающих. Согласно табличке, кто-то из нас, оказывается, должен был стать главным механиком. Но и эти каюты были сейчас заняты: в одной сидела
дама, которую турки отказались пускать к себе в страну, а другую каюту еще не освободили члены экипажа.

Соседство кают с котельной позволяло почувствовать на собственной шкуре, что чувствуют грешники в аду.

Помощник капитана пообещал, что к нашему возвращению из города, апартаменты будут полностью в распоряжении нашей группы.

А в 100 м от нашего корытца стоял круизный лайнер «Принцесса Елена», который тоже сегодня отправлялся в Севастополь. Поскольку мы еще не оплатили путешествие на «Омеге», Скиф с Эпикуром быстро метнулись и разузнали, что на «Принцессе» еще есть места на 8 человек, что каюты там большие и выше ватерлинии, и что билеты будут стоить на $40 дороже, чем на «Омеге». Было решено сейчас не дергаться, спокойно идти за сувенирами, а потом уже решать вопрос со сменой судна.

 

 

В городе мы разделились на мелкие группки: толпой там ходить неудобно.

Поскольку время нам позволяло только пробежаться по Стамбульскому базару и поискать сувениры, сим и занялись. Заглянув в пару лавок, стало ясно: лучше бы мы купили сувениры на автовокзале в Конье. Цены были в пару раз выше. И продавцы не особо-то и торговались: знали, что не мы — так другие купят. Тут этого гуталину… то есть туристов — меряно-немеряно.

Мы с Лехой приближались к знаменитому базару. Подземный переход под набережной стал отличным вступлением к рынку: все стены были увешаны дешевыми кроссовками и прочими побрякушками, вдоль которых нога-в-ногу медленно тянулись гости города (думаю, местные сюда ходят только на заработки). На ступеньках толпа рассевалась: поередине сидел, весь в ароматах майской жары, кирзового цвета бомж.

 

 

Сам базар был очень ярким и красочным. Тут продавалось все, что только можно, самых ярких цветов и запахов. И плотность тел на квадратный метр была еще больше, чем в переходе. Я задалась целью купить турецкий чай — уж очень он мне понравился своей необычной терпкостью и ароматом. И я даже знала, сколько такой чай стоит в супермаркете. Но тут-то не супермаркет. Потому мне сходу предлагали купить такой чай вчетверодорого, а после торгов — вдвоедорого. Достаточно погуляв и поторговавшись на Стамбульском базаре, мы со Скифом так и ушли, без покупок. Потому что за заливом Золотой Рог, у входа в Каракёй, турецкий чай, сладости и другие сувениры можно было купить дешевле, даже не торгуясь. А представление о «восточном» базаре мы вполне получили (мне тяжело называть что-то турецкое восточным, ведь даже Стамбул находится намного западнее Киева).

 

 

Воссоединение группы произошло позже договоренного времени. Ох, как зол был Эпикур: пока мы гуляли, места на «Принцессе Елене» выкупили, и нам ничего не оставалось, как полезать в трюм.

У нас еще было несколько часов до отправления. Разумеется, мы их провели на палубе.

В розовом свете вечера виднелся район Султанахмет с его прекрасными строениями. Отсюда ведь не видно, что как муравьи и муравейника, вокруг достопримечательностей толпятся тысячи людей. Только красивые огни города, отражающиеся в Босфоре.

Я поняла для себя, что Стамбул лучше всего смотреть с воды. И лучше всего в него не погружаться, чтобы не испортить впечатление. Многомиллионный город со множеством исторических ценностей не может быть уютным. Стамбул — для машин и автобусов, а не для людей и велосипедистов. Да, его строения прекрасны так же, как и древни. Но надо уметь так настроиться, чтобы среди каши из человеческих тел, голосов, машин и шума видеть только жемчужины города, слышать только голос древности. Хотя… кто что любит, верно?

 

 

После отбытия, мы еще некоторое время провели на палубе, среди цистерн с краской — прощались с Турцией и Стамбулом. Тут же, в водах Босфора, нас ждало любопытное шоу. Какой-то пароход решил «обскакать» чинно движущиеся вдоль турецких берегов суда. И начал петлять восьмерки, едва не задев нашу «Омегу», потом, чуть не врезавшись в идущее перед нами судно, удивительным образом избежал столкновения с Азией.

Наступала ночь, и мы полезли в свои трюмы. Еще долго шутили по поводу наших кают-саркофагов, а где-то над нами булькала вода, разбиваясь о борта «Омеги».

 

 

 

7.05.
Пароход

 Сегодня отсыпались, сколько хотели. Потому с кроватей нас смогли поднять только разносящиеся сладким эхом слова: «Первая смена приглашается к завтраку». Проснувшись, Эпикур выругался: он обнаружил, что и в без того душной каюте, Женя с вечера, едва тот заснул, заботливо затянул его кровать шторкой. Как Эпикур дышал всю ночь в этом коконе — осталось в разряде событий с пометкой «невероятно, но факт».

Прибытие в Севастополь по расписанию должно было состояться завтра около 11 утра. У нас был целый день, чтобы ничего не делать. Этим мы самозабвенно и занимались: преодолели нагромождения бочек с краской, и вылезли на привычный для нас еще с «Героев Севастополя» нос парохода, наш «тюлений пляж». А куда нам было еще идти? В душные трюмы? — нет уж, увольте. Так мы и провели целый день, отсыпаясь на этом «пляже». Покидали его только на обед. Как-то, проходя мимо капитанской рубки, с которой открывалась вся панорама нашего лежбища, Эпикур услышал, как хихикали там с нас члены команды. Ну и пусть. Зато у нас был свежий воздух, дружеская компания и заботливое укачивание волн.

  

8.05.
Контрасты

 Утром пароход приближался к украинской земле. Это означало, что, наконец-то, можно позвонить родным. Со всех сторон слышались восторженные отзывы возвращающихся на родину.

Когда пароход пришвартовался, нас, как большой привет от родины, ждала очередь на таможню, очередные расспросы доблестных стражей границы.

Странно, почему обычно заметно общение только с «родными» украинскими таможенниками? Турецких мы вообще толком-то и не видели. Зато на этот раз дома нас уже не нюхали собаками.

После выхода в город, тут же поехали на вокзал: нам предстояло обменять билеты на более ранний рейс, ведь мы рассчитывали вернуться на 2 дня позже.

Конечно, можно было остаться в Севастополе и посмотреть парад к 65-летию со Дня Победы. А можно было эти 2 дня катнуть по майскому Крыму. Но не хотелось забивать вкус турецкого путешествия новыми впечатлениями. И только Джан с Таней решили провести эти 2 дня тут, в Крыму. Потому они попрощались с нами, и покрутили в сторону Симеиза.

На вокзале был бум. То ли из-за предстоящего парада, то ли из-за майских праздников. Но везде сновали толпы туристов, а добрая треть из них была с велосипедами. Да, это не Турция, где мы были звездами, пришельцами из космоса в блестящих велошлемах. Тут тема велотуризма звучала уже как попсовый мотив. И только бомжик, пытаясь влезть в нашу задушевную беседу с ребятами из московского велоклуба 3х9, пытался выяснить: а что, тут где-то какая-то велогонка проходит, что так много велосипедистов?

Билетов из Севастополя в Киев, как и предполагалось, не было. Проводники Севастопольского поезда тут же подсуетились, и предложили нам билеты в разных вагонах и по спекулятивной цене. Потому мы просто купили билеты из Симферополя: у нас был целый день времени, чтобы добраться туда.

Способ добраться в Симферополь тоже вопросов не вызвал: отсюда часто ходят электрички. Гнать лосями в гору (а в том, что это будет набор высоты, я не сомневалась, ведь мы были практически на уровне моря) никто особо не хотел… никто, кроме Черепахи, разумеется. Черепаха тут же «подстегнул» Леху (они вообще всю поездку друг друга подстегивали), и они умчались вдаль, на велосипедах в Симферополь.

Вчетвером со Скифом, Эпикуром и Женей мы благополучно купили билеты и пошли покушать. И тут нас ждал разительный контраст. Это здорово, что тут есть меню. Но официанты не помнят, что они уже принесли из заказа, а что — нет. И хлеб! Хлеб… совсем не свежеиспеченный, а получерствый. И совсем не бесплатный, как дополнение к основному блюду, а по 1 грн за кусочек «украинского»… да, теперь мы точно почувствовали, что мы дома!

Едва наша электричка тронулась, Скифу пришла смс-ка: «А мы уже в Симферополе!» — это Черепаха с Лехой долетели до Крымской столицы. Лоси!

 

 

 

 9.05. Home,
sweet home

 

Утром в поезде нас ждал сюрприз: у Лехи сегодня день рождения! Правда, изначально он планировал его отпраздновать со всей честной компанией на корабле. Но, не смотря на то, что вместо парома мы были уже на поезде, и что компания уже частично разделилась, распитие вина в честь Дня Рождения организатора этого удивительного путешествия оказалось очень удачным завершением нашего велотура по Турции.

  

Немного о
«дикой» Турции. Ликбез для последователей

 1. Религиозность, нормы морали: большие города — маленькие села

Как и в Украине, религиозность и нормы морали населения страны очень зависят от региона. И, конечно, надо учитывать, что тут я описываю замеченные мною общие тенденции, но личного фактора конкретно взятых индивидуумов никто не отменяет.

Проезжая села, мы были поражены турецкой радушности и приветливости: почти каждый прохожий широко улыбался и здоровался, если мы останавливались что-то спросить — то турки из кожи вон готовы были вылезти, чтобы помочь.

Сельские, центральные регионы характеризовались большей ортодоксальностью. В первую очередь, это было заметно, конечно, по одежке: все половозрелые женщины были замотаны в ткани с ног до головы, внизу — всегда черные с мелкими цветочками широкие штаны-шаровары.

При всей общительности турков, их женщины редко сами обращались к нам в сельских регионах. Впрочем, видны тенденции того, что и селах молодежь постепенно отходит от жестких законов этики. Девушки у женской школы в проезжем селе весело махали нам руками, и стыдливо отворачиваясь, шушукались. А молодая мама с малышом на руках на ходу сказала нам «Guten Abend!» («Добрый день» по-немецки). Когда же мы ждали группу разведки из Пендоса в городке Позанти, к нам вышла пожилая турчанка с младенцем на руках: узнать, кто мы да какими судьбами тут.

В местечковых городках вечером девушек не видно. Даже в Интернет-кафе вечером тусовались одни мужчины.

Практически во всей сфере обслуживания работают мужчины. Исключение составляют магазины и ресторанчики семейного бизнеса. Тут, чаще всего, можно встретить семейный подряд. Еще нам попалась женщина-стюардесса в автобусе Нигде-Позанти. Но это уже заход к тому, что происходит в городах…

А в городах картина несколько иная. В супермаркете Тарсуса на кассе мы обнаружили молодую кассиршу. Турецкие девушки тут уже не стесняются носить облегающие джинсы и футболки, не повязывая голову платком.

Впрочем, приморские города и не такие виды видывали в сезон отдыха, думаю. Так что не удивительно, что культура отдыхающих оказывает определенное влияние на население.

Что касается религиозности, то я бы сказала, что везде в Турции подходы к этому умеренные. Да, везде стоят мечети, все они действуют — вечером и утром мулла зазывает прихожан на молитву. Но турки не грохаются на колени, едва заслышав муллу, и не начинают молиться.

Поскольку я старалась нигде не появляться без сопровождения хотя бы одного из наших ребят, то сказать, как отнеслись бы турки к одинокой девушке, я не могу. Хотя, судя по горящим глазам турков, без внимания бы я не осталась:)

Еще один миф — о воровстве. Мол, надо за вещами глаз да глаз. Может, это актуально в огромных городах — таких как Стамбул, Конья, но во всех остальных местах, где мы были, воровать не принято. Турки искренне удивлялись, когда мы беспокоились, оставляя велосипеды или вещи под их ответственность. Удивлялись, когда мы пристегивали велосипеды на ночь в подсобных помещениях. Леха даже умудрился забыть открытый бумажник на лавочке автовокзала — и, вернувшись через некоторое время, обнаружил его на месте, не тронутым.

 2. Турецкая связь и Интернет в частности.

Тут ситуация очень интересная. В любом селе, даже в самом отдаленном, есть связь 3G (а в Киеве местами и в центре надо искать!). Найти Интернет-кафе везде, где мы останавливались на ночлег (а это были селения с отелями), не составляло никакого труда.

Но в Турции никому из нас ни разу не удалось залогиниться на почтовые ящики gmail, ukr. net. Google. com тоже не загрузится — и не мечтайте. Переадресация на турецкий сервис google не работает. Если нужен гугловский поисковик — http://www. google. com. tr. Категорически не работают русскоязычные vkontakte, odnoklassniki и подобные сервисы. Похоже, это какая-то правительственная программа фильтрации Интернет-пространства. Может, конечно, так просто совпало, но эта ситуация повторялась в разных Интернет-кафе разных городов: а Женя практически в каждом месте ночлега бегал по окрестностям в поисках Интернета. Общаться с близкими он мог, устанавливая в каждом Интернет-кафе клиент ICQ.

Я же, как и все остальные, общались с близкими посредством sms — в Турции отлично работает роуминг. Сложности с общением через телефон испытывал только Эпикур — он специально приобрел для поездки в Турцию пакет Life с выгодными условиями роуминга, но почему-то этот сервис не позволял ни толком позвонить, ни послать sms. Что было не «слава богу» в пакете Life Эпикур разбирался практически всю поездку, и я не помню, «зафиксил» ли он эту проблему в итоге.

 3. Турки и велосипеды. Велоодежда.

В Турции культура путешествий на велосипеде совсем не развита. Велосипеды там есть, но в своем большинстве по своему уровню и стилю катания велосипедистов они соответствуют нашим «Украинам», на которых катаются все сельские жители. По крайней мере, за всю поездку мы встретили только 2 швейцарцев, путешествующих верхом на велосипедах и в велошлемах. Правда, по количеству вещей было понятно, что их отель находится неподалеку.

Левент, полицейский из Мерсина, все сокрушался, что у них в Турции нет такого велодвижения, украинскими представителями которого являемся мы — а то бы он с удовольствием присоединился.

По всем описанным выше причинам, отношение к нам на всем пути нашего следования, было очень доброжелательное и активное внимание к нам со стороны всех участников дорожного движения, и тех, кто находился рядом с дорогой, не угасало аж до выезда к средиземноморскому шоссе. Нам сигналили клаксонами, кричали «Мерхаба» («Здравствуйте!), просто махали руками… Иногда я чувствовала себя, как пришелец из космоса в турецкой глубинке.

А может, нас так и воспринимали. Думаю, больше всего жителей средней Турции впечатляли наши шлемы с зеркалами и одежда. Помню, лет 5 назад велошорты на мужчинах и у меня вызывали улыбку, хоть я видела их сотнями на киевских дорогах. А тут, в турецкой глубинке, может, мы были первыми, кто явился пред ясны очи коренного населения в подобном виде. По крайней мере, дети в Позанти никак не могли успокоиться, пожирая нас глазами и активно обсуждая на своем языке.

Мы же с Танюхой ездили в велоюбках. Правда, под юбку я одевала облегающие штаны, дабы не бередить фантазию горячих турецких мужчин. И перестала это делать только тогда, когда мы выехали к побережью.

 4. Блюстители правопорядка.

Те полицейские, с которыми мы сталкивались, произвели на меня самое положительное впечатление. Потому что их целью было помочь, обеспечить порядок, а не получить взятку или наказать.

Даже когда мы, нарушая правила, проехали по автобану, нас, вместо того, чтобы оштрафовать, отпустили с миром, указав как нам лучше проехать в город и где найти отель.

Ну а полицейские, которые в порядке гостеприимства помыли нам велосипеды, смазали цепи и напоили чаем — это одно из самых ярких культурных впечатлений из путешествия по Турции.

 5. Цены: а поторговаться? Валюта и обменники. Короткий прейскурант.

С турками можно и нужно торговаться. По крайней мере, нам удалось здорово сбить цены за автобусные перевозки (например, с 60 до 40 лир), нам удавалось хорошо сбивать цены за ночлег. Можно торговаться и во фруктовых лавках.

Но, надо сказать, практически во всех продуктовых магазинах по пути нашего следования, в которых мы скупались, цены на продукты были практически одинаковые. И в ресторанчиках, в которых мы питались, тоже не было большого разброса в прейскуранте.

Пункты обмена валюты есть далеко не на каждом углу. А в центральную Турцию лучше ехать все-таки с турецкими лирами, а не долларами США или евро: больше шансов, что купишь дешевле или получишь свою сдачу теми же курушами (турецкие копейки). Когда мы приехали на центральный автовокзал Стамбула, обменники уже нигде не работали — закрылись в 7 часов вечера. Деньги поменять нам помог представитель компании-автоперевозчика, отведя нас в точку, торгующую мобильными телефонами: там нам и обменяли валюту по чуть заниженному курсу.

А в остальных, официальных обменниках, процедура обмены валюты предполагает наличие паспорта и занимает определенное время: пока кассир внесет твои данные в компьютер, пока проведет тразакцию и распечатает чек…

Ориентировочный прейскурант цен в магазинах и кафе:

Магазин, рынок:

Пиво Efes — 2,65 TL

Вино красное сухое — 13,50 TL

Сладости типа «пахлава» — 15 TL /кг

Айран 0,25 — 0,50 TL

Вода 1,5 л — 0,75 TL

Булки — 0,50 TL /шт

Клубника, персики, апельсины — 1,5-2,00 TL /кг

Буряково-морковный квас — 1,7 TL /литр

Кафе:

Кофе — 1-2 TL /чашку

Чай — 0,5-1,0 TL /чашку

Чурба (суп) — 3-4 TL

Кебаб (мясное блюдо) — 6-10 TL

Рыба свежеприготовленная (+салат, хлеб, лимоны, помидоры) —
10-15 TL

Картофель фри — 4 TL

Рис — 2 TL

Жилье: цены на жилье приведены ниже, в
соответствующем разделе.

Примечание:
1 TL приблизительно
соответствует 5 UAH.

 6. Транспорт, дороги

Может, потому, что Турция — преимущественно горная страна, тут больше всего развит автотранспорт. Автобусы тут комфортабельные, перевозка велосипедов не вызывает трудностей: в брюхе автобусов есть много места, куда, если снять передние колеса, без проблем вмещались все наши 8 велоконей и еще багаж всех других пассажиров.

Перевозки осуществляют частные автокомпании, потому есть достаточная конкуренция, чтобы выбрать нужное направление и сторговаться о устраивающей обе стороны цене. Но есть и нюансы, связанные с этим: если у нас достаточно подойти к первой попавшейся кассе на вокзале и указать, куда тебе надо и когда, а тебе просто скажут, сколько это стоит, то тут придется побегать и повыбирать.

По причине развитости автоперевозок, в Турции хорошо развита инфраструктура дорог. Тут много платных автобанов с хорошим покрытием, и продолжают строиться новые.

Что касается проселочных автодорог, то тут они не краше, чем в Украине.

Еще,говорят, что в конце лета — в начале осени в Турции созревает много колючек, что может стать причиной множественных проколов велосипедных колес. Это надо учитывать при планировании велопутешествия в этот период. Весной же мы проблемупроколов от колючек не наблюдали.

Культура езды автомобилистов тут не намного выше, чем в Украине. Но если пешеходов и не пропускают, то никто особенно друг друга не подрезает, не ругается. Есть какой-то удивительный порядок в этом несколько беспорядочном движении на дорогах небольших городов.

 7. Еда.

О турецкой еде можно рассказывать долго…

Турецкий чай имеет свой неповторимый вкус и терпкость. Подается он в прозрачных грушевидных стаканах. Чай в Турции — это как хлеб-соль в славянской традиции. Нас встречали чаем в некоторых турецких отелях, между прочим, напоили чаем наших ребят в веломастерской… Вместо пивных, турецкие мужчины играют в нарды в кафе, выпивая литры не пива, но чая. В общем, чай смело можно назвать турецким национальным напитком.

Турецкий кофе — это просто заварной кофе. Кстати, далеко не везде его можно заказать с молоком. А если просишь «сютлу кафе» (кофе с молоком), то будь готовым, что тебе могут принести растворенный в чашке Нескафе 3 в 1.

Вино. Explorer: нам пришлось попробовать его только раз. Одной из известнейших марок считается Kavaklidere, стоит бутылка около 25TL. В супермаркете я попросил турка посоветовать хорошее сухое турецкое вино, он долго думал и наконец остановил свой выбор. Называлось, по-моему Dulca. Красное сухое вино отличного качества, хоть и из недорогих (порядка все тех же 13TL). Даже немного похоже на грузинское своей терпкостью, умеренной кислотой и приятным букетом.

Вообще турки любят вкусно поесть, в чем их схожесть с украинцами. Далеко не в каждом ресторане или кафе в центре Турции есть меню: турки любят, чтобы их расспросили, а они расскажут что есть и сколько стоит. Пока выполняется заказ, вам на стол наверняка принесут свежий хлеб, пряности, маринованные овощи и зелень. Это дополнительно не оплачивается, как у нас соль и салфетки. Впрочем, соль, салфетки и специи также можно найти на столике любого кафе. Вообще турки следят, чтобы хлеб на столе не заканчивался: если вы уже успели съесть весь хлеб, вам почти наверняка принесут новую порцию.

Очень рекомендую попробовать рыбу в приморских ресторанчиках или кафе. Можно подойти и из всей свежей рыбы выбрать именно ту, которая тебе приглянется — и тебе ее тут же приготовят, как правило, на гриле. Очень вкусно!

Отдельное слово надо сказать о турецких сладостях. Их тех, что я пробовала, рекомендую, конечно же, пахлаву. Она очень сочная и мягкая. А еще обязательно рекомендую попробовать мороженое. Оно отличается от привычного нам, украинцам, своей тягучестью. В вафельный стаканчики за пару лир тебе затолкают шарики мороженого всех сортов, какие пожелаешь. И сверху можно еще заказать шоколадную глазурь и посыпать это все орешками… мням! А если еще в качестве продавца попадется фокусник, то кроме мороженого, можно получить еще незабываемое шоу.

И, конечно же, булки. Их стоит покупать в отдельных лавках сдобы, где они всегда свежие и очень вкусные. До сих пор не могу забыть турецкие коричные булки!

Explorer: Про кухню — добавлю — меня удивило отсутствие так знакомых нам по Крыму блюд восточной кухни  шурпа, лагман, долма, плов). Даже «пилaв», не смотря на созвучие со словом «плов» — просто вареный рис. Из мясных блюд распространены «кебабы» (на основе мясного фарша). Обычный шашлык — редкость, только в конце путешествия я узнал, что он называется «шиш». Много блюд из курицы. Первые блюда — супы-пюре на основе бобовых (предположительно соя или чечевица) или томатов, с разными вариациями. Не могу не отметить острые перчики, которыми нас потчевали от души.

 8. Жилье.

Жилье мы заранее не бронировали. И я даже опасалась — найдем ли мы его. Леха следовал знакам GPS, которые обещали наличие отелей в указанных местах. И жилье везде находилось. Правда, один раз нам здорово помогли местные жители.

Те отели, в которых мы ночевали, скорее можно назвать ночлежками. Капризным барышням сюда вход заказан! Исключение составляет, пожалуй, отель в Позанти.

В Ешильхисарском отеле было холодно и весьма несвежая постель — спали в одежде. Мебель а-ля «совок». Зато стоил 10 TL с носа за ночь. Без питания, конечно. Зато нас встретили чаем. Номера 3-местные.

В Позанти все было на месте, даже отопление и кондиционер. Звезды на 2-3, пожалуй, потянет… за 30 TL. В стоимость включен «сиротский» завтрак — чай/кофе, бутерброды, яичница. Номера 2-местные.

 

 

В Тарсусе остановились за 12 TL. Еда не включена. Постель чистая, но стираная столько раз, что уже образовались дыры.

Чуть было не остановились в 5* отеле, сторговавшись за 50 лир с носа за ночь с ужином и завтраком. Но большинство решило, что это «не наш формат». Так что ночевали в обычной турецкой ночлежке за 12 TL за ночь в 4-местном номере.

Во всех вышеописанных отелях имелись совмещенные с/у в номерах, велосипеды оставлялись в подсобных помещениях и запирались на ночь.

Последнюю ночь провели в одном из прибрежных отелей, построенных для отдыха турецких семей. 10 TL с носа. 2-местный номер с балконом с видом на море, мини-кухня, 2 полуторные кровати. С/у традиционно совмещенный, а велосипеды пришлось держать в номере. Без еды.

Кстати, о санузлах. В Турции в каждом туалете есть специальный краник в унитазе или кувшинчик рядом с ним — чтобы можно было подмыться после справления нужды.

Самый обычный турецкий санузел:

 

 

 

 9. Особенности транспортировки велосипедов на пароходе и в турецких автобусах.

На пароходе наши велосипеды ехали 2 способами:

в Турцию велосипеды были помещены в герметичный железный контейнер, и прочно закреплены в нем. Без велочехлов и дополнительной платы.

в Севастополь судно было перегружено товарами, потому наши велы закрепили прямо на палубе под навесом. Без велочехлов и дополнительной платы.

Собственно, о транспортировке велосипедов в турецких автобусах написано чуть выше: в «брюхе» автобусах всегда было достаточно места, чтобы штабелями погрузить туда велосипеды, предварительно сняв передние колеса. Без велочехлов и дополнительной платы.

Автор текста Sne_zhinka.

Ф О Т О А Л Ь Б О М


2010 – 28 квітня – 09 травня – Tour de Turkey

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

XBIKE CLUB © 2007-2017 Frontier Theme